Главная / Другие материалы / Финансовый вопрос в церкви.
Финансовый вопрос в церкви.

Финансовый вопрос в церкви.

Как распоряжаться материальными благословениями

Раввин Борис Грисенко. Существует очень щепетильный вопрос благословений. Каждый раз, когда меня благословляют, я уточняю:

— Скажите, на что вы даёте мне эти деньги?

Если мне отвечают:

— Это Вам, распорядитесь, как хотите, — я на этом не останавливаю расспрос. Я задаю следующий вопрос:

— Скажите, пожалуйста, а как бы вы хотели, чтобы я распорядился этими деньгами?

Приведу последний пример. На конференции в Иерусалиме ко мне подошла сестра из государства Камерун, вручила конверт с деньгами, и сказала, что это благословение.

Я говорю:

— Спасибо большое! А как я это должен использовать?

Она задумалась и ответила:

— Это для служителей вашей общины.

— Всё, понял!

Потом она рассказала, что организовала большую христианскую школу, показала фотографии, попросила меня молиться. Я молился, и кое-что Дух Святой показал.

Я привёз эти деньги в Киев, но поскольку оплатили только мой билет в Израиль, то я спросил у старейшин, могу ли я взять из этих денег (950 долларов) вторую часть стоимости билета моей жены и относительно небольшую часть.

Когда мне на мои вопросы отвечают:

— Это лично Вам, чтобы Вы использовали для себя и своей семьи, — тогда я это беру себе, отделяю ту часть, которую мы условно называем десятиной, а остальное использую.

Негативные примеры в отношении материальных благ

Раввин Борис Грисенко. Лучше чуть-чуть перещепетильничать в этом вопросе, чтобы у нас была свободная совесть перед Богом, чтобы мы знали, что никого не обманули, нигде не сманипулировали. Так легко пастору это сделать! Я слышал много историй от жертв в церкви «Посольство». Лично мне рассказывали, как пришёл бизнесмен (он, кстати, перешёл из «Живого Слова» в «Посольство») и у него была машина Jaguar (можете себе представить!). С ним «работали» и говорили:

— У тебя Jaguar. А пастор Сандей ездит тоже на хорошей машине, но не на Jaguar.

По словам этого человека, его довели до того, что он только и думал, как бы побыстрее этот Jaguar передарить Сандею. Такая сильная шла обработка!

Или история, когда покаялась жена одного бизнесмена, а он ей на юбилей подарил норковую шубу. И ей стали говорить:

— А у пастора Босе норковой шубы нет…

И она подарила пастору Босе норковую шубу! В следующий раз пришла в церковь с фингалом. Ну, а как? Принесла жертву за жертву или жертву на жертву.

Интересная история произошла в нашей общине на второй год ее существования. После одного из служений был очень большой сбор! Через несколько дней приходит девушка и говорит:

— Вы знаете, мне так неудобно, но я бросила 1000 долларов вам в ящик, а папа узнал… Это не его деньги, — она взрослая, ей двадцать с чем-то лет, но живёт с папой и мамой, и папа очень рассердился, — если эти деньги остались, вы не могли бы мне их вернуть?

Я не знал подробностей, но понял, что она, скорее всего, говорит правду. Я спросил, были ли среди пожертвований 1000 долларов. Оказалось, да. Мы ей деньги вернули, она была счастлива, благодарила Господа. А как по-другому? Или мы служим Богу, или делаем вид, что служим Богу, а на самом деле служим себе.

Принципы назначения зарплаты пастору

Брат. А какими принципами и кто должен руководствоваться в назначении зарплаты пастору? Я понимаю, что на такой вопрос нельзя ответить конкретной цифрой, это зависит и от города, и от количества людей в общине. Но из каких принципов нужно исходить, по вашему опыту?

Раввин Борис Грисенко. Поскольку мне никогда зарплату не назначали, то я передам микрофон старейшине.

Андрей Луговский. В этом вопросе нужно исходить из ситуации. Если община уже есть, а пастора потом берут на работу, это одно; а если пастор общину собирал от начала, происходит естественный процесс. Община же начинается не со 150-ти человек, а с домашней группы, и пастор как-то живет всё это время. Назначение зарплаты или благословения пастору подразумевает, что уже есть, из чего можно эту зарплату платить. Потому что если платить ещё не из чего, то надо пастору работать. Когда община начинается, пастор работает, у него есть семья, община постепенно растёт, его загрузка в служении увеличивается, и приходит естественный момент, когда стоит вопрос: или работать, или служить. И в этот момент надо принимать решение.

По ходу развития общины пастор может начать меньше времени уделять работе, и тогда общине можно компенсировать какие-то нюансы. Допустим, если пастор снимает квартиру, то община может взять на себя расходы по квартире или оплату каких-то его расходов по служению, поездки, например.

Кроме того, не так часто сейчас пасторами становятся, не находясь под духовной властью. Обычно у человека, который начинает церковь или общину, есть духовное руководство. И вопросы, связанные с благословениями и расходами, должны быть согласованы и прозрачны и исходить из тех возможностей, которые есть в общине. Не правильно, если община не может существовать, а все деньги идут только на благословения.

Раввин Борис Грисенко. Один из финансовых скандалов в Украине был с известным пастором. Выяснилось, что этот пастор получал больше 10 тысяч долларов в месяц! Но он проводил это не в одной графе, а в разных. Церковь такой величины, как наша община, может, чуть меньше. Это была только часть финансовой проблемы и погружения в церковную казну для личных целей.

Также надо учитывать специфику места, где находится община или церковь. Например, Бердичев — это не Киев, цены другие и расходы церкви или общины другие. Должно учитываться не только общее количество людей в общине или церкви, но и размер поступлений, из которых можно исходить. Но никакое решение по деньгам для старшего пастора или старейшин не должно приниматься по принципу «Я сказал» или «Я тебе буду платить больше, а ты скажи, что мне надо платить больше».

Брат. У меня два вопроса.

Первый: я слышал такие истории, когда люди ходили год-два-три в церковь, а потом решали перейти в другую и говорили:

— У нас есть список, сколько раз мы за это время жертвовали, какие отдавали десятины. Мы хотели бы вернуть их.

Как быть?

Второй: если человек пожертвовал деньги лично тебе, а через полгода или год пришёл и требует:

— Я хочу, чтобы Вы вернули мои деньги. Потому что я сеял эти деньги в Вас и думал, что мой вопрос решится, но этого не произошло.

Как лучше поступать?

Раввин Борис Грисенко.

Хочу рассказать историю. Одна пара продаёт квартиру и приносит нам десятину (до этого пара была в одной из церквей, где происходили махинации с деньгами), эти деньги они дают мне. Я говорю:

— Понимаете, я денег ни у кого не беру.

Они настаивают:

— Только тебе, Саулович, мы можем эти деньги вручить, потому что мы никому не доверяем из-за того, что пережили.

Предложите, пожалуйста, варианты, что мне делать в такой ситуации.

Можно привлечь старейшин и позвать бухгалтера.

—  Позвать старейшин и отложить деньги, чтобы они лежали.

   Так мы и поступили. Я пригласил старейшин, мы посоветовались и отложили эти деньги на три месяца. А паре сказали:

— Эти деньги будут лежать три месяца. Если в течение трёх месяцев вы передумаете, это не только не грех, к вам не будет ни у кого ни малейшей претензии, вы имеете полное право забрать эти деньги.

Но они уже через месяц начали требовать, чтобы мы забрали эти деньги и даже начали возмущаться. Но всё равно мы держали деньги два месяца. В таких случаях надо перестраховываться.

Итак, у людей было три месяца. Они настаивали, чтобы через месяц мы забрали деньги, но мы ещё месяц их продержали. В результате по их требованию было не три, а два месяца. Вот представьте себе, они потом приходят и говорят:

— Отдайте эти деньги!

Андрей Луговский. Похожие ситуации были с людьми, которые не деньги дают, а хотят подарить землю, дом, квартиру или иную недвижимость. Было одно время, когда Сергей Шидловский проводил много семинаров по уединению. И вот один брат так впечатлился этими откровениями об уединении, что пришел к нам с предложением:

— У меня есть наследство, которое осталось после смерти матери. Это дача на метро Выдубичи в Киеве, хороший участок, близко к метро. Я хочу пожертвовать ее общине для того, чтобы там проводить уединения.

Вроде бы хорошее предложение, хороший человек, давно верующий, но мы ему сказали:

— Давай ты какое-то время помолишься, мы сделаем паузу в этом предложении. Если не передумаешь, тогда мы вернёмся к этому вопросу и поговорим.

А он уже готов был переписывать документы. Но по прошествии времени его планы изменились. А теперь представьте, если бы мы взяли эти документы, какая началась бы волокита.

И недавняя ситуация. У одной семейной пары, которая в общине много лет, осталась недвижимость в Крыму на берегу моря. Ситуация с Крымом последнее время изменилась. Они пришли и говорят:

— У нас там есть два участка, и мы хотим один участок отдать общине. Мы так решили!

Они наставили, несколько раз добивались встречи со мной, приходили со своим руководителем. Я им предложил:

— Давайте сделаем так. Свяжемся с нашими знакомыми в Крыму, пусть они поедут, оценят этот участок, сколько он сейчас стоит, и тогда вы уже сознательно примете решение.

Туда поехал человек, оценил фактическую стоимость этого участка сейчас, выслал им цену, и их желание подарить нам этот участок пропало. Люди не вникли в ситуацию, они не понимали коммерческой стоимости всей этой недвижимости, а исходили из современной политической ситуации и думали, что участок ничего не стоит. Но когда они узнали цену, то задумались. Но если бы мы приняли дар, а потом хозяева узнали цену, скорее всего, они почувствовали бы себя обманутыми.

Пастор. У меня был такой случай. Ремонтировали крышу в церкви, а я уехал с миссией на несколько месяцев. С фирмой мы договорились о цене, и я все оплатил. Но они решили сделать лучше и вложили ещё несколько десятков тысяч в ремонт крыши. А руководитель этой фирмы сказал:

— Мы жертвуем для хорошего дела, чтобы Господь благословил.

Прошло пять лет, и опять появляется этот руководитель, который уверовал в какой-то протестантской церкви и имел понимание о благословении и, может быть, надеялся от Бога что-то получить. Но потом его вера пошатнулась, и он приехал ко мне с предложением:

— О, тебе тут хорошо, у тебя много людей, полная церковь… Давай мне процент за то, что я вложил в эту крышу.

— А как это делается? — спрашиваю.

— Да вот, процент с пожертвований мне давай.

— Но ведь ты не акционер какой-то, а тут не акционерная фирма и не бизнес. И то, что ты пожертвовал для Бога, уже принято, и я не могу тебе вернуть это процентами.

Он ушёл, а потом мне звонил:

— Прости, не знаю, что на меня нашло.

Андрей Луговский. Ещё один нюанс в сфере финансов. Нужно избегать ситуаций, когда пастор или старший служитель берет в долг у людей, которые находятся под его ответственностью. Сложности могут возникнуть, если руководитель не может вовремя отдать деньги и ему стыдно это сказать, а человеку, который давал в долг, неловко напомнить. И потом начинаются разговоры и сплетни.

Другая сложность может возникнуть, когда пастор или кто-то из руководителей занимается бизнесом, а люди из общины входят в этот бизнес вместе с ним. И есть какие-то устные договорённости о том, как будут распределяться финансы, кто какую часть вносит, какие у кого ответственности, обязанности и так далее. И иногда, скажу мягко, после того, как бизнес начинает развиваться или же, наоборот, уходить в ноль или минус, начинаются разборки между участниками бизнеса. Люди приходят и начинают требовать, чтобы пасторы или старшие служители вникали в их устные договорённости. А есть ещё хитромудрые люди, которые вовлекают людей в бизнес, при этом они устно договариваются, но свою часть очень чётко фиксируют. Поэтому при деловых отношениях лучше всегда составлять официальные договоры, заверенные участниками бизнеса (двумя или более сторонами).
Как распоряжаться материальными благословениями
Раввин Борис Грисенко. Существует очень щепетильный вопрос благословений. Каждый раз, когда меня благословляют, я уточняю:
— Скажите, на что вы даёте мне эти деньги?
Если мне отвечают:
— Это Вам, распорядитесь, как хотите, — я на этом не останавливаю расспрос. Я задаю следующий вопрос:
— Скажите, пожалуйста, а как бы вы хотели, чтобы я распорядился этими деньгами?
Приведу последний пример. На конференции в Иерусалиме ко мне подошла сестра из государства Камерун, вручила конверт с деньгами, и сказала, что это благословение.
Я говорю:
— Спасибо большое! А как я это должен использовать?
Она задумалась и ответила:
— Это для служителей вашей общины.
— Всё, понял!
Потом она рассказала, что организовала большую христианскую школу, показала фотографии, попросила меня молиться. Я молился, и кое-что Дух Святой показал.
Я привёз эти деньги в Киев, но поскольку оплатили только мой билет в Израиль, то я спросил у старейшин, могу ли я взять из этих денег (950 долларов) вторую часть стоимости билета моей жены и относительно небольшую часть.
Когда мне на мои вопросы отвечают:
— Это лично Вам, чтобы Вы использовали для себя и своей семьи, — тогда я это беру себе, отделяю ту часть, которую мы условно называем десятиной, а остальное использую.

Негативные примеры в отношении материальных благ
Раввин Борис Грисенко. Лучше чуть-чуть перещепетильничать в этом вопросе, чтобы у нас была свободная совесть перед Богом, чтобы мы знали, что никого не обманули, нигде не сманипулировали. Так легко пастору это сделать! Я слышал много историй от жертв в церкви «Посольство». Лично мне рассказывали, как пришёл бизнесмен (он, кстати, перешёл из «Живого Слова» в «Посольство») и у него была машина Jaguar (можете себе представить!). С ним «работали» и говорили:
— У тебя Jaguar. А пастор Сандей ездит тоже на хорошей машине, но не на Jaguar.
По словам этого человека, его довели до того, что он только и думал, как бы побыстрее этот Jaguar передарить Сандею. Такая сильная шла обработка!
Или история, когда покаялась жена одного бизнесмена, а он ей на юбилей подарил норковую шубу. И ей стали говорить:
— А у пастора Босе норковой шубы нет…
И она подарила пастору Босе норковую шубу! В следующий раз пришла в церковь с фингалом. Ну, а как? Принесла жертву за жертву или жертву на жертву.
Интересная история произошла в нашей общине на второй год ее существования. После одного из служений был очень большой сбор! Через несколько дней приходит девушка и говорит:
— Вы знаете, мне так неудобно, но я бросила 1000 долларов вам в ящик, а папа узнал… Это не его деньги, — она взрослая, ей двадцать с чем-то лет, но живёт с папой и мамой, и папа очень рассердился, — если эти деньги остались, вы не могли бы мне их вернуть?
Я не знал подробностей, но понял, что она, скорее всего, говорит правду. Я спросил, были ли среди пожертвований 1000 долларов. Оказалось, да. Мы ей деньги вернули, она была счастлива, благодарила Господа. А как по-другому? Или мы служим Богу, или делаем вид, что служим Богу, а на самом деле служим себе.

Принципы назначения зарплаты пастору
Брат. А какими принципами и кто должен руководствоваться в назначении зарплаты пастору? Я понимаю, что на такой вопрос нельзя ответить конкретной цифрой, это зависит и от города, и от количества людей в общине. Но из каких принципов нужно исходить, по вашему опыту?
Раввин Борис Грисенко. Поскольку мне никогда зарплату не назначали, то я передам микрофон старейшине.
Андрей Луговский. В этом вопросе нужно исходить из ситуации. Если община уже есть, а пастора потом берут на работу, это одно; а если пастор общину собирал от начала, происходит естественный процесс. Община же начинается не со 150-ти человек, а с домашней группы, и пастор как-то живет всё это время. Назначение зарплаты или благословения пастору подразумевает, что уже есть, из чего можно эту зарплату платить. Потому что если платить ещё не из чего, то надо пастору работать. Когда община начинается, пастор работает, у него есть семья, община постепенно растёт, его загрузка в служении увеличивается, и приходит естественный момент, когда стоит вопрос: или работать, или служить. И в этот момент надо принимать решение.
По ходу развития общины пастор может начать меньше времени уделять работе, и тогда общине можно компенсировать какие-то нюансы. Допустим, если пастор снимает квартиру, то община может взять на себя расходы по квартире или оплату каких-то его расходов по служению, поездки, например.
Кроме того, не так часто сейчас пасторами становятся, не находясь под духовной властью. Обычно у человека, который начинает церковь или общину, есть духовное руководство. И вопросы, связанные с благословениями и расходами, должны быть согласованы и прозрачны и исходить из тех возможностей, которые есть в общине. Не правильно, если община не может существовать, а все деньги идут только на благословения.

Раввин Борис Грисенко. Один из финансовых скандалов в Украине был с известным пастором. Выяснилось, что этот пастор получал больше 10 тысяч долларов в месяц! Но он проводил это не в одной графе, а в разных. Церковь такой величины, как наша община, может, чуть меньше. Это была только часть финансовой проблемы и погружения в церковную казну для личных целей.
Также надо учитывать специфику места, где находится община или церковь. Например, Бердичев — это не Киев, цены другие и расходы церкви или общины другие. Должно учитываться не только общее количество людей в общине или церкви, но и размер поступлений, из которых можно исходить. Но никакое решение по деньгам для старшего пастора или старейшин не должно приниматься по принципу «Я сказал» или «Я тебе буду платить больше, а ты скажи, что мне надо платить больше».

Брат. У меня два вопроса.
Первый: я слышал такие истории, когда люди ходили год-два-три в церковь, а потом решали перейти в другую и говорили:
— У нас есть список, сколько раз мы за это время жертвовали, какие отдавали десятины. Мы хотели бы вернуть их.
Как быть?
Второй: если человек пожертвовал деньги лично тебе, а через полгода или год пришёл и требует:
— Я хочу, чтобы Вы вернули мои деньги. Потому что я сеял эти деньги в Вас и думал, что мой вопрос решится, но этого не произошло.
Как лучше поступать?

Раввин Борис Грисенко.
Хочу рассказать историю. Одна пара продаёт квартиру и приносит нам десятину (до этого пара была в одной из церквей, где происходили махинации с деньгами), эти деньги они дают мне. Я говорю:
— Понимаете, я денег ни у кого не беру.
Они настаивают:
— Только тебе, Саулович, мы можем эти деньги вручить, потому что мы никому не доверяем из-за того, что пережили.
Предложите, пожалуйста, варианты, что мне делать в такой ситуации.
— Можно привлечь старейшин и позвать бухгалтера.
— Позвать старейшин и отложить деньги, чтобы они лежали.
Так мы и поступили. Я пригласил старейшин, мы посоветовались и отложили эти деньги на три месяца. А паре сказали:
— Эти деньги будут лежать три месяца. Если в течение трёх месяцев вы передумаете, это не только не грех, к вам не будет ни у кого ни малейшей претензии, вы имеете полное право забрать эти деньги.
Но они уже через месяц начали требовать, чтобы мы забрали эти деньги и даже начали возмущаться. Но всё равно мы держали деньги два месяца. В таких случаях надо перестраховываться.
Итак, у людей было три месяца. Они настаивали, чтобы через месяц мы забрали деньги, но мы ещё месяц их продержали. В результате по их требованию было не три, а два месяца. Вот представьте себе, они потом приходят и говорят:
— Отдайте эти деньги!

Андрей Луговский. Похожие ситуации были с людьми, которые не деньги дают, а хотят подарить землю, дом, квартиру или иную недвижимость. Было одно время, когда Сергей Шидловский проводил много семинаров по уединению. И вот один брат так впечатлился этими откровениями об уединении, что пришел к нам с предложением:
— У меня есть наследство, которое осталось после смерти матери. Это дача на метро Выдубичи в Киеве, хороший участок, близко к метро. Я хочу пожертвовать ее общине для того, чтобы там проводить уединения.
Вроде бы хорошее предложение, хороший человек, давно верующий, но мы ему сказали:
— Давай ты какое-то время помолишься, мы сделаем паузу в этом предложении. Если не передумаешь, тогда мы вернёмся к этому вопросу и поговорим.
А он уже готов был переписывать документы. Но по прошествии времени его планы изменились. А теперь представьте, если бы мы взяли эти документы, какая началась бы волокита.
И недавняя ситуация. У одной семейной пары, которая в общине много лет, осталась недвижимость в Крыму на берегу моря. Ситуация с Крымом последнее время изменилась. Они пришли и говорят:
— У нас там есть два участка, и мы хотим один участок отдать общине. Мы так решили!
Они наставили, несколько раз добивались встречи со мной, приходили со своим руководителем. Я им предложил:
— Давайте сделаем так. Свяжемся с нашими знакомыми в Крыму, пусть они поедут, оценят этот участок, сколько он сейчас стоит, и тогда вы уже сознательно примете решение.
Туда поехал человек, оценил фактическую стоимость этого участка сейчас, выслал им цену, и их желание подарить нам этот участок пропало. Люди не вникли в ситуацию, они не понимали коммерческой стоимости всей этой недвижимости, а исходили из современной политической ситуации и думали, что участок ничего не стоит. Но когда они узнали цену, то задумались. Но если бы мы приняли дар, а потом хозяева узнали цену, скорее всего, они почувствовали бы себя обманутыми.

Пастор. У меня был такой случай. Ремонтировали крышу в церкви, а я уехал с миссией на несколько месяцев. С фирмой мы договорились о цене, и я все оплатил. Но они решили сделать лучше и вложили ещё несколько десятков тысяч в ремонт крыши. А руководитель этой фирмы сказал:
— Мы жертвуем для хорошего дела, чтобы Господь благословил.
Прошло пять лет, и опять появляется этот руководитель, который уверовал в какой-то протестантской церкви и имел понимание о благословении и, может быть, надеялся от Бога что-то получить. Но потом его вера пошатнулась, и он приехал ко мне с предложением:
— О, тебе тут хорошо, у тебя много людей, полная церковь… Давай мне процент за то, что я вложил в эту крышу.
— А как это делается? — спрашиваю.
— Да вот, процент с пожертвований мне давай.
— Но ведь ты не акционер какой-то, а тут не акционерная фирма и не бизнес. И то, что ты пожертвовал для Бога, уже принято, и я не могу тебе вернуть это процентами.
Он ушёл, а потом мне звонил:
— Прости, не знаю, что на меня нашло.

Андрей Луговский. Ещё один нюанс в сфере финансов. Нужно избегать ситуаций, когда пастор или старший служитель берет в долг у людей, которые находятся под его ответственностью. Сложности могут возникнуть, если руководитель не может вовремя отдать деньги и ему стыдно это сказать, а человеку, который давал в долг, неловко напомнить. И потом начинаются разговоры и сплетни.
Другая сложность может возникнуть, когда пастор или кто-то из руководителей занимается бизнесом, а люди из общины входят в этот бизнес вместе с ним. И есть какие-то устные договорённости о том, как будут распределяться финансы, кто какую часть вносит, какие у кого ответственности, обязанности и так далее. И иногда, скажу мягко, после того, как бизнес начинает развиваться или же, наоборот, уходить в ноль или минус, начинаются разборки между участниками бизнеса. Люди приходят и начинают требовать, чтобы пасторы или старшие служители вникали в их устные договорённости.
А есть ещё хитромудрые люди, которые вовлекают людей в бизнес, при этом они устно договариваются, но свою часть очень чётко фиксируют. Поэтому при деловых отношениях лучше всегда составлять официальные договоры, заверенные участниками бизнеса (двумя или более сторонами).

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

четыре × 2 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.