Главная / Практический опыт / «Авторитет церкви» Александр Дехтяренко /часть 2/
«Авторитет церкви» Александр Дехтяренко /часть 2/

«Авторитет церкви» Александр Дехтяренко /часть 2/

Какой Бог создал общину (церковь)

Защищая авторитет церкви как армии Божьей, назову несколько пунктов. Это откровение Бог давно дал мне милостью Божьей, но вдруг в начале года Он мне сказал:

– Везде, где ты будешь в этом году, – а это больше 50-ти церквей, – говори одну проповедь – вот эту.

С одной стороны, это легко, а, с другой стороны, я прошу:

– Боже, помоги! – потому что надо помазание.

– Ты что, лекцию читаешь? А что, тебе нечего проповедовать?

– Есть! Тысяча проповедей!

– Но почему ты выбрал именно эту?

– Он сказал: «Защищай авторитет!»

Я уже не раз хотел изменить проповедь:

– Господи, может, я в чём-то ошибся?

– Нет! – Поэтому сегодня я, уже 51-й раз, говорю это слово.

  • Итак, первое – армия Божья. Слово «экклесия» (с греческого «собрание») впервые упоминается в Евангелии от Матфея 16:18. Но задолго до этого в Риме и Греции его использовали для обозначения собраний общества, каких-то организаций, клубов и так далее. И до сих пор это слово в греческом языке обозначает собрание. Но пункт номер один по важности для меня в том, что Бог обещал, что это собрание будет отличаться от других собраний — его «врата ада не одолеют» (Мтф. 16:18).

Давайте представим, что на собрание горисполкома привели бесноватого, и члены этого собрания проголосовали, чтобы выгнать беса из него, – выйдет бес в результате этого голосования? Кто «за», а кто «против» бесов, к которым христиане уже так привыкли, как будто их уже нет.

Мотиватор – демон

Я верю, что абсолютно за любым грехом есть мотиватор – демон. Мы сами, конечно, делаем грех, но мотивация бывает очень сильная. Есть полная одержимость, частичная или искушение, но за этим стоят бесы. Мы привыкли, что они много не значат, ведь большинство из нас получили свободу!

Но как мы получили свободу? Услышали Слово, оно попало в сердце и сделало нас свободными.

Ни на одном собрании «неэкклесия» нет силы, которая могла бы одолеть хотя бы одного беса, не говоря про иерархию (Еф. 6:12). Когда Апостол Павел видел эту иерархию, он писал: «Наша брань не против крови и плоти», не против человека. Это не использование оружия, дубинки, перчаток, каких-то других физических методов. Это другая война — против начальств, властей, мироправителей, тьмы века сего, духов злобы поднебесных. Чёткая иерархия! Начало – сатана и демоны. И когда мы об этом забываем, когда мы не пользуемся оружием, которое дано церкви, общине, «экклесия» – вот такому собранию – что происходит? Когда мы не пользуемся нашим оружием, это не значит, что дьявол не пользуется своим. У них нет перерыва, отпуска нет, они не отдыхают и регулярно искушают.

Мунтян, Сандей и другие попали в искушение не тогда, когда были сильны в вере, осознавая, что они солдаты или офицеры Божьи, а когда пренебрегли этим. Им говорили:

– Ты и так хорош, молодец! Ты такой духовный! – Так, как Еву искушал сатана. – Вообще, вы же такие.., вы ещё лучше будете!

Я говорю сегодня о Божьей милости. По характеру я довольно детальный, и сам исследую и испытываю своё сердце: как меня искушали? Было испытание властью, которую получил: вдруг раз – и нос задрал.

Потом были искушения деньгами, славой:

– Браво, пастор! Ты герой!

Ту болезнь, которой сатана атаковал и имел часть в моём теле, чтобы разрушить его, не Бог мне дал. Я знаю, что это сатана атаковал. Но Библия говорит: «любящим Бога… всё содействует ко благу» (Рим. 8:28).

Как это? Просто когда ты барахтался в луже, в той яме, в которую упал (не Бог тебя туда толкнул), Он допустил, чтобы тебя вытянули. И из того, что я собой представляю, Он делает конфетку. Больше смирения, больше кротости, и самое главное, у людей появилось смирение по отношению ко мне. Уже пастор не герой, потому что он ходит как-то криво, шатается. Люди говорят:

– Браво! – Люди любят нас, помазание любят! И это большое искушение и для пастора, и для епископа:

– Да, я такой! – В результате – падение, обольщение.

Сегодня, как говорят, собрания «Посольства» посещают тысячи. И людям все равно, что там был блуд и другой грех. Почему? Потому что они в обольщении, соизмеряются не с Писанием, а с какой-то человеческой похвалой. А нам нужно это проверять.

Итак, «экклесия» — это армия Божья. А как мы воюем?

Простите, дорогие служители, я хочу сейчас вас не обличить, а сказать правду. Верите ли вы в такое оружие, как хвала?

– Так пусть прославление танцует и поёт! – А Бог живёт где – среди славословий или в кофейне?

Я испытал большое искушение когда-то давно, когда у нас уже было четыре служения: ты проповедуешь, чуть выделено время на прославление – ты же духовный, ты же должен только проповедовать! Но я верю в прославление больше, чем в проповедь, или, скажем, равно. Потому, почитая оружия прославления, я каждый раз выходил и пел, и танцевал, и хлопал, я верил, что аплодисменты – это не просто воздух; топание ногами, что называется танцами, – это не просто топание, чтобы пыль поднять. Для того чтобы вы танцевали, вам надо поверить в то, что ваши ноги сейчас – это инструмент. Вера нужна.

Мы же с вами – харизматы в любом случае, потому что мессианское движение харизматическое: мы имеем все дары Святого Духа. И действительно, у вас танцев больше, чем у нас. Мы, харизматы, раньше танцевали, а сейчас, смотрю, уже никто не танцует, потому что веры нет в танцы! Веры нет! Для того чтобы танцевать, даже руку поднять, нужна вера.

Что Бог сказал? Что надо делать? Поднимать руки в хвале! В чём суть? Для того чтобы что-то сделать, нужна вера. Для того чтобы принять Причастие, нужна вера в Причастие. Для того чтобы поклоняться Богу на инструментах, надо играть, а не концерт давать, поклоняться, нажимая на клавиши, а не выдавать свою красоту. Многим нравится концерт, они не верят в поклонение, они приходят и ждут развлекаловки от группы прославления. А группа прославления тоже обольщена такой публикой и хочет выдать что-то особенное! И так одевается, и сяк выдаёт.

Я сегодня критикую плотского человека, который выпятился впереди духовного и занял его место. Он не поклонник, он плотский, лукавый, хитрый и подлый. Он не воюет, он обольстил нас, чтобы мы поддались ему и сказали:

– Да нет, тяжело! Уже есть животик, уже прошло движение харизматов, да и танцевать как-то не очень… – Количество танцующих уменьшилось, то есть верующих в танце.

Если бы вы были в харизматическом объединении, в котором я епископ, вы были бы удивлены, что эти основатели харизматического движения, к которому я тоже отношусь (наша церковь родилась от этого движения), почти не хлопают и не танцуют вообще. А прошло всего лишь 20-ать с лишним лет.

Я задаю себе вопрос: возраст мой диктует мне не танцевать? Возраст мой мешает мне хлопать? То есть я верю больше в возраст, чем в то, что Бог завещал? Это заповедь. Когда я прикасаюсь к Причастию, я верю в Причастие или я говорю:

– Да ладно, это гроздь виноградной лозы…

Я верю в поклонение

Я верю в поклонение, верю, что Бог живёт среди хвалы, что на небе мы будем делать это регулярно? Или всё-таки я верю, что уже достаточно сделал за 28 лет моего такого служения христианского?

Но Он сказал, что оружие наше – это поклонение.

Это даже не крики, которыми мы напугали:

– Эй, ты, пошёл вон!

Знаете, бесы даже не от того уходят, что мы говорим:

– Во имя Иисуса, я повелеваю — уходи! – Они уходят, потому что мы хвалим Бога и поклоняемся. Там, где Бог, разве бес может находиться?

Вот о чём речь: в церковь вошло много искусственности, неверия. Проповедник не уважает хвалу, или сам пастор, или раввин. Я понимаю, есть время усталости. Прошла усталость – выходи, показывай пример, будь на передовой:

– Эй ты, генерал, вперёд!.. – а не сзади в кабинете, управитель нашёлся!

Поэтому я так благодарю Бога, что спустя даже 28 лет милостью Божьей я могу выйти вперёд, стоять там честно, как все члены церкви, и наравне со всеми хлопать перед Богом (верой хлопать!) и танцевать со всеми в меру моих возможностей, так как мои ноги сегодня чуть-чуть подводят меня. Но всё же я ещё танцую!

Я верю, что Богу это нравится! Бог там живёт! Я вам говорю о простых вещах, о которых вы уже тысячи раз говорили. Но говорить – одно, а живём ли мы так? Завещаем ли мы так? Любая деталь — предложения, слова — играют роль. Верим мы в них или нет? Если Бог сказал это слово – я в него верю! Это значит, Божье присутствие окружает меня через это слово, я действую так. Потому что вера без действия, без дел мертва.

Всегда внутри нас есть борьба между плотским и духовным человеком, всегда есть лукавство внутри. Мы можем поднять руки формально, но надо поймать себя на мысли:

– Подожди, ты чего руку задрал? Твоя рука не в вере. – Так и молитва может быть не в вере, и пост может быть без веры; формализм, которым сегодня наполнены многие конфессии.

Мы раньше смеялись и говорили:

– О, православные, католики!

Я иногда думаю: может, крестное знамение православного более впечатляет Бога, чем аплодисменты, в которых нет никакой веры.

Я сейчас говорю о войне. Она проигрывается там, где мы чуть-чуть ослабли:

– Это уже не надо, и то сойдёт, и так пройдёт… – Смотришь, а собрание верующих уже стало обществом, организацией, клубом, в котором есть своя субкультура. Знаете, что такое субкультура? Главное – надень кипу, и ты будешь свой. Главное – скажи «шалом».

Я думаю, что лучше сказать Богу два слова честных, чем десять нечестных. Может быть, лучше десять страниц в той тетради, которые ты записал и которыми пользуешься, чем сто страниц, которые ты записал и которыми никогда не пользуешься. Мы имеем ценность перед Богом не в количестве тетрадей и записей, не в количестве знаний только, а в том, что эти знания стали применяться в нас сейчас, как в воинах, или офицерах, или, может, генералах веры.

Важно понимать: мы идём, как армия Божья.

Почему я говорю «армия»? Потому что первое место Писания из 90-а мест в Новом Завете упоминает слово «экклесия». В номерах Стронга вы можете это найти и подтвердить.

Итак, первое: церковь может одолеть врата ада. Никакая организация не может изгнать бесов, никакая организация не может запретить территориальным духам. Поэтому я принадлежу к церкви, общине не для того, чтобы её разрушить изнутри: лукавство, хитрость, корысть. Я пришёл в эту церковь по милости, чтобы её созидать, чтобы прославить Христа и её тоже. Вдруг – кто я такой? Воин, который заржавел, а его ружьё – это хвала и прославление? Кто я? Оцените себя, дорогие пастора и лидеры!

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

3 + 11 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.