Главная / Практический опыт / Цели. Ведение. Приоритеты

Цели. Ведение. Приоритеты

Выдержки из книги БЕСЕДЫ РАВВИНОВ. Практический опыт пастырской работы в мессианских общинах
ПЕРВЫЙ ПАСТОРСКИЙ РЕТРИТ КЕМРО

Покажите плоды в вашем служении евреям

Борис Саулович Грисенко: Если вы хотите, чтобы ваш голос был услышан руководителями церквей, на разных уровнях Церкви Божьей, если вы хотите, чтобы была достигнута цель, особенно если она для вас первоочередная: распространение еврейского ведения среди христиан, восстановление еврейских корней, приведение к полноте и т.д., если вы хотите чтобы по-настоящему к вам прислушивались, покажите плоды в вашем служении евреям.

Михаил Самсонов: По поводу отвлечений и приоритетов. Если мы позиционируем себя как еврейская мессианская община и заявляем, что служение спасения евреев важно, говорим это кому-то на стороне, то первое, почему нас оценивают, это по тому, насколько мы сами в этом успешны. И если в этом плане похвастаться нечем, то представляете, насколько смешным выглядит заявление другим о том, что это важно. Мы все учимся друг у друга, и у нас больше ошибок, чем побед. Но не надо пытаться думать, что у тебя не получается это, и ты значит для этой роли не подходишь. Я понял для себя, что любое дело, за которое я в жизни брался, на определенном этапе у меня переставало получаться, и я думал, что это дело – не мое. То же самое в служении. Надо научиться: 1) терпеть, 2) прорываться, 3) постоянно учиться.

О взлетах и падениях. Когда у тебя битком забитый зал, ты начинаешь терять здравую мысль о том, что люди пришли всего лишь на праздник, на один раз. И всегда человек хочет придти на праздник, и всегда так было с человеком, желающим иметь какой-то праздник. Да в особенности, если это еще и «на шару». Но почему-то хочется верить, что эти люди уже твои. После, например, 2-3-х таких праздников больше не хочется их делать, потому что вкладываются немалые ресурсы, а потом ты видишь тех же, кто и был в общине. Более того, твои люди загнаны, потому что ты еще не умеешь с ними тоже общаться, и гонишь их кнутом в эту деятельность.

Я рассказываю о своих ошибках. Я на определенном этапе начал чувствовать, что я общину делаю заложником своих увлечений. Если у меня есть тяга к музыке, к аппаратуре, что очень нужно все, но все-таки, я делаю общину заложником этой одной линии развития, не первостепенной! Это все те вещи, которые нужны, но они не в приоритете стоят. Еще раз говорю, что самое главное, на что нужно тратить усилия, мысли, иногда отходить в сторону, иногда притормаживать из тактических соображений,  самое главное — это научить людей приводить других к Богу, причем, в первую очередь, евреев, научиться с ними общаться, научиться их не бояться, научиться им служить по-разному. И главное держаться этого, а то, что же мы за еврейские общины, если мы не научимся?

Леонид Вапне: У нас в Латвии есть и украинцы, и русские, и евреи, но еще есть латыши, которые плохо говорят по-русски. Я понял, что важна команда, с которой я могу поделиться тем, что горит у меня – служение еврейскому народу. И не важно, это украинцы, русские, латыши, если они этого хотят, значит, мы будем вместе. И тогда я говорю о том ведении, которое открылось мне, и они принимают это. Очень хочется не потерять достойных людей, с  которыми мы сегодня учимся быть вместе и идти к одной цели.

Брат: Когда действительно человек сталкивается с еврейским вопросом, человек верующий, из харизматических, или из каких-либо других кругов, в основном, как бы происходит внутренний конфликт, особенно когда этот человек не еврей, или даже если он еврей, погруженный в христианство. Но когда раскрывается в дальнейшем еврейский вопрос для этого человека, когда он вникает вглубь этого вопроса, ему открывается Сам Бог. Я думаю, что в принципе, целью нашего служения должен являться, в первую очередь, Машиях. И написано, что в нас должны быть те же чувствования, которые в Машияхе. А это есть в сердце самого Бога – еврейский вопрос. И когда человек проникает, открывается ему Сам Бог, и именно Бог удерживает этого человека. Будь то украинец, будь то поляк, русский, молдаванин, или какой-либо другой национальности человек. Он прилепляться начинает к самому Богу, и он видит что-то новое, он видит более глубокого Бога, он видит то, чего раньше в харизматии, или в других каких-либо деноминациях, он не видел и не слышал.

Борис Саулович: Мне кажется это действительно очень важный момент. Действительно, надо передать людям, что это не просто наше ведение, не просто ведение нашей общины, а это – в сердце самого Бога. И то, что мы делаем, мы делаем потому, что это из сердца Бога. Об этом служении так много говорится в Библии, как мало о каком-либо другом служении. И не только в ТАНАХе, в Ветхом Завете, но во всей Библии и сплошь через весь Новый Завет.

Когда удается это раскрыть, когда удается помочь людям принять это не просто от нас, а действительно от Йешуа, тогда приходит успех. Мы должны показать, насколько это важно для Него, насколько Он в этом заинтересован, какая боль у Него в сердце о «погибающих овцах дома Израилева». Мы должны показать, насколько это Ему важно, как плачет Отец обо всех, уходящих в ад. Но у Него есть какая-то особенная скорбь о детях Израиля. Показать, насколько Он горит этим, объяснить, что мы горим только из-за того, что Он передал нам Свой огонь. И то, что мы делаем, это дело не просто наше, это дело всей Церкви. Просто, на данный момент, есть вот такие еврейские мессианские общины, которые на острие этого восстановления. Тогда, я думаю, действительно больше и больше людей, которые в наших общинах, будут понимать, что стоит ради такого жертвовать многим. И в частности, стоит пожертвовать своими прихотями, капризами и представлениями о том, как я должен реализовать  тот гигантский потенциал, который зажат во мне.

Сестра: Я – выходец из харизматической церкви. Когда мы начали встречаться с моим мужем (он тогда был в еврейской общине), и он мне рассказывал о евреях, внутри меня возник внутренний конфликт: какая разница евреи, или не евреи, мы все дети Божьи. Хотя я вроде бы не была антисемиткой. Почему я говорю об этом? Потому что мы не научены тому, что правильно. Когда я пришла в еврейскую общину, то начала понимать, насколько это важно. Я хочу больше узнавать,  больше получать информации для того, чтобы я могла служить евреям. Вопрос в том, что в церквях об этом не говориться, никто об этом не проповедует, никто не рассказывает, насколько это важно. Теория замещения до сих пор процветает в церквях. Я думаю, что важно продолжать развиваться в этом, узнавать больше и поощрять к этому других.

Борис Саулович: Видите, опять звучит вопрос правильного разъяснения, правильного обучения, и в то же время, передачи того, что пастыря и лидеры мессианских общин, или тех церквей, которым это открылось, что они уже приняли от Бога. Но обязательно нужно также, не просто передать личный огонь, но передать то Божье слово, то понимание, которое на самом деле общее для всех, но пока закрыто от большинства.

Брат: Когда мы начинали, у нас было несколько человек из церкви, которые были большими энтузиастами, им хотелось что-то делать, но они не совсем понимали, что надо делать. На определенном этапе нам удалось донести какие-то вещи этим людям, и они помогли спастись первой небольшой группе евреев. Впоследствии, сами они не вошли в общину. Я думаю, что не все, кто начинает, обязательно будут идти до конца. Поэтому важно приобретать людей, т.к. в конечном счете, команда будет строиться на людях, которые будут спасены. Я не знаю как, где, но мы столкнулись в какой-то момент с тем, что люди, которые приходят из разных собраний, которые перешли, соблюдая условия, мы вдруг обнаружили, что забота об этих людях отнимает такое количество времени, какое не занимает  ни о каких новообращенных.

И новообращенные порой намного меньше просят, требуют, чем многие опытные верующие. Поэтому, когда вы говорили о команде, хорошо бы понимать, что какие-то из этих людей, даже при всем желании, не пойдут вперед. И не надо расстраиваться на этот счет.

Борис Саулович: А скажите, пожалуйста, у кого есть подтверждение того, что люди переходящие из разных церквей в еврейские мессианские общины, иногда сильно смещают фокус? Мы начинаем уговаривать их, помогать им, принять это, извиняться перед ними за то, что мы евреям служим, доказывать по шестому кругу одно и то же.

Люди из зала подтверждают, что такая проблема есть.

Это, к сожалению, дело общее.

Брат: Эти люди хотят идти за какими-то своими переживаниями, хотят идти за прославлением, за свободой, за чем-то еще, но они не готовы оставить прошлое и просто начинать с нуля. И, в конечном счете, мне кажется, это не очень благодарная трата времени и сил — переучивать их. У нас даже не переучивание время занимало, а бесконечное консультирование. И мы поставили вопрос жестко: у нас  есть такое ведение, и по-другому не будет, а если людям что-то не так, то, пожалуйста, вы свободны уйти, мы свободны отказаться.

Борис Саулович: Вы в курсе правил приема в Киевскую еврейскую мессианскую общину верующих из других церквей? Я кратко расскажу, как это возникло, потому что я думаю, это будет поучительно для тех, кто еще этого не проходил. Первые полгода общины, она выросла где-то до 150-ти человек. Потом мы ушли с того места, где мы проводили шабат, и за 4-5-ть месяцев меняем 4 места. Из-за того, что у нас было только три домашние группы (можете для себя отмечать это, этот опыт, если что-то, какой-то момент для вас будет интересен), половина людей на этих переходах потерялась. Наконец, мы осели на определенном месте, очень неудобном по сравнению с тем местом, где мы были вначале. Я был полон радости, веры. Мы провели очень сильную, уличную евангелизацию, было много евреев. Потом я должен был куда-то ехать, и я был в полной уверенности, что когда я вернусь, то … (ну понятно). Я возвращаюсь – проблемы. Очень мало людей пришло с этой евангелизации, хотя Бог действовал очень сильно, и было много евреев. Не получается. Не растет община. Топчемся на месте. Я – то, се, пятое, 20-е – не работает. Наконец, мы переходим в другое, более удобное место.

31-го декабря сходит Святой Дух на общину и начинает действовать постоянно так явно. Я жду: ну вот сейчас будет взрыв, а взрыва нет. Потом 4 месяца Дух Божий действует непрерывно, в явных проявлениях, чудесах, а ничего не происходит в плане роста. И, в конечном счете, до меня доходит: нужна дисциплина в домашних группах. Домашняя группа – это основание, здесь нужны определенные требования, обязанности и меры. Итак, я предъявляю все требования, при полной оппозиции всех служителей, все против. Все безоговорочно – против. Мне говорят, что 80% уйдет, я тяжело это переживаю, но для себя решаю: пусть лучше уходят, чем мы будем так, как прежде. Никто не уходит. Со следующей недели община начинает расти, пошел рост общины, бурный рост.

На этой волне к нам начали приходить люди, в основном, из-за действия Духа Святого, люди из некоторых, как не странно, больших Киевских церквей. Не приходят люди из маленьких, а именно из больших Киевских церквей. И некоторым из них это так все нравится, что они у нас остаются. И куда именно они идут помимо шабатов и ночных молитв? Они именно идут на те домашние группы, которые ведут недавно покаявшиеся евреи.

У нас несколько домашних групп, которые ведут недавно покаявшиеся евреи, которые год назад покаялись, или с фестиваля пришли, или полгода назад покаялись. Они ведут группу радостно, по-еврейски, на этих группах много евреев уже собралось. И в эти группы приходят наши чудные братья и сестры из известных христианских церквей. Они вливаются, а у нас никаких правил нет. А на тот момент у нас отчеты были не совсем регулярно по домашним группам, как и сейчас. И вот, я узнаю с некоторым опозданием о том, что на одну из этих домашних групп, которую одна хорошая еврейка ведет, ходит порядка 24 человек. Я говорю: а чего ж ее не умножили? Начинаем разбираться. Оказывается, основной состав группы – 16 человек, из них 13 евреев, а 8 человек пришли из церкви «Слово Веры», будущее «Посольство Божье». И эти 8 человек почти все закончили разные Библейские школы, одна закончила две библейские школы на территории бывшего Советского Союза и одну в Канаде. Можете себе представить? Что произошло дальше, как вы думаете?

Безусловно, они подмяли под себя эту относительно новообращенную еврейку, льстя ей, рассказывая, как оно все должно быть, оперируя терминами. Рассказывая, где они учились, какой у них опыт, какие они грамотные. Стушевали ее так, что она вообще шагу без них не могла сделать. Кончилось это трагедией — группа лопнула. Потому что те, кто пришел из других церквей, всем там заправляли, и большая часть евреев разбежались. Эти две женщины из «Слова Веры», обе с дипломами библейских школ, переругались, перессорились друг с другом, чуть ли ни на кулаках, за право контролировать эту группу и эту ведущую еврейку. Это был кошмар. Подобное еще произошло на другой группе. Сама эта бедная еврейка, которая очень успешно вела группу, через которую спасались евреи, и ручеек уже превращался в поток, она настолько это все пережила, но ничего не говорила, правил у нас не было, и она вообще на полгода (или год, не помню) ушла из общины. Не только из служения выпала – ушла. И ее муж еврей тоже, ушел.

И тогда, после двух таких трагедий на двух очень успешных еврейских группах, которые мы практически потеряли, мы ввели правила. Следующие правила: на домашние группы ни один лидер не может принимать на постоянно людей из других церквей, не поставив нас об этом в известность. Второе, человек, который хочет перейти к нам, должен заявить об этом. Он должен подойти ко мне, побеседовать со мной (на тот момент я еще мог этим сам заниматься, община была небольшой).  Условие – у него должно быть утвержденное решение служить спасению евреев. Это главная причина и главная цель его перехода. Понятно, что человек может обмануть, если он хочет перейти. Но есть полугодовой испытательный срок, в течение которого этот человек обязательно служит в каком-нибудь маленьком служении, под четкой властью, служит так, чтобы он был, проверяем – насколько он решился служить евреям, насколько он готов подчиняться духовной власти в общине.

И третье – при этом он не отнимается из той церкви, откуда он пришел, он должен посещать и ту церковь тоже, как ни странно. И только если он проходит этот испытательный срок, утверждается в своем решении перейти в общину, мы подтверждаем его решение, тогда он идет и просит благословения там. Вот такие условия. Я думаю, кому-то это будет полезно.

Брат: Мы говорим о ведении, но есть следующий этап. Это – передача ведения. И это очень важный момент. Мы как служители должны понимать, то, что открыто нам, это не открыто автоматически людям, которые рядом с нами. И когда мы делаем какие-то резкие перемены, как правило, они связаны с внешним каким-то проведением служений, или с обрядовой частью, у людей возникает конфликт. То есть, люди не могут понять: зачем? И здесь очень важный момент – надо понять, нужно ли нам вообще делать такой разворот в еврейское служение. Может быть, мы можем остаться церковью, правильно понимая по Писанию свою роль в этом служении.

Когда я радикально все сразу разворачивал, а потом еще и злился на людей за то, что они не понимают и не делают то, что мне так ясно и понятно, возник конфликт, а за ним вопрос — как передать людям ведение? Мы должны четко анализировать, где мы что-то делаем слишком радикально и неправильно. Я думаю, что в принципе, люди все поймут, если правильно их вести, тем более, если это откровение от Бога, если это делать поэтапно, не резко делать разворот в еврейское служение.

Мы сейчас лично для себя поняли, что надо что-то в этом плане делать. Мы решили каждый год для общины делать школу. Каждый год для всех людей обновлять это ведение, обновлять для того, чтобы это было ясно и понятно. А для людей, которые все-таки решили перейти в нашу общину из других церквей, эти условия тем более обязательны. И следующий очень важный момент – надо  обязательно пройти школу мессианского ведения и теологии.

Относительно людей, которые выходят из церквей и потом блуждают из одной в другую. У них есть одна общая проблема – они не смогли отвергнуть себя. И они становятся сосудами, наполненными болью, отвержением. И единственное, чем можно им помочь – это показать эту проблему.

Андрей Луговский: я думаю, что есть люди, которые приходят из церквей, которые действительно хотят служить евреям, которые чувствуют в себе призвание служить еврейскому народу. Но у нас, вы же знаете, есть 2 основных направления ведения. Мы хотим, чтобы евреи спасались и в церквях, чтобы при церквях начинались какие-то служения евреям. Поэтому у нас такая политика: если человек хочет служить евреям, то не обязательно переходить в общину. Попробуй, начни служить евреям в своей церкви – мы тебе поможем. Если ты там, в той церкви, куда тебя привел Бог, и там у тебя загорелось это понимание и желание служить евреям, то зачем тебе сразу убегать из церкви в общину? Может, Бог призывает именно там начать что-то делать. Если не сразу начинать еврейскую домашнюю группу, то, по крайней мере, можно начать молитву за Израиль в своей церкви. И я думаю, что это так же касается той части нашего ведения, которой является распространение. Мы же распространяем ведение не только, когда приходим проповедовать или что-то рассказывать, а когда Бог поднимает в церквях людей, у которых это желание горит, и они изнутри начинают что-то делать. Может, Бог хочет в твоем городе, в этой церкви как раз через этого человека что-то делать в плане спасения евреев и понимания служения еврейскому народу. Поэтому я думаю, что не надо впадать в крайности.

Сестра: Я хочу поговорить о служении пожилым евреям. Я 14 лет служу евреям, которые сами не могут прийти в общину. И поэтому мы идем к ним сами. Эти евреи, они в основном одинокие. Они очень с большой радостью принимали нас, не только то, что мы приносили им какие-то пайки, они принимали Евангелие. А когда я была в служении евреям в Москве, то из 790 адресов, 730 из которых мы посетили, 690 евреев покаялись, это по домам. Эти евреи, ждут наших посещений. Я была в хостеле, в Израиле. Вы знаете, более идеальных условий для евангелизации этих пожилых людей, я не видела за все свои 14 лет. Потому что хостели – это частный бизнес, частных лиц, которые не подчинены религиозной системе, не получают дотацию от государства. Поэтому, наладив связь с руководителем хостеля, можно войти в этот хостель для евангелизации.

Борис Саулович: На каждом определенном этапе служения общины, особенно на раннем, надо понять, какие у нас главные цели, какие приоритеты в служении. Если бы мы изначально пытались уделить равное внимание всем, а подавляющее большинство было пожилых и инвалидов, тем составом, который был у нас тогда – 15, потом 20, потом около 30-ти человек, людей бы просто разорвало. Все внимание было бы сосредоточено на пожилых и инвалидах. Это прекрасно, если бы у нас была цель не строить общину, а строить Хесед. Но у нас была цель – строить общину. И я понимал, если мы сосредоточимся на этих прекрасных стариках, и прекрасных, априорно, инвалидах, то у нас не хватит сил ни на что более. И через время, превратившись в Хесед не по силам, наша община практически прекратила бы свое существование. Это произошло, или почти произошло с рядом Общин и в Москве, и в других местах. И, конечно, к большому сожалению, мне кажется, сыграло роль определенную то, что ряд Общин начинались с помощью гуманитарной помощи, которая им давалась. И она давалась целенаправленно, например, финские миссии, поляки и другие, из самых лучших соображений, ориентировали людей на то, чтобы эта помощь доходила до еврейских стариков. Хорошее это дело? Прекрасное. Но не для построения общины, не для начала общины. Это обычно в тех случаях, о которые я знаю, очень сильно тормозило, а в некоторых случаях просто вообще останавливало основное служение.

С течением времени, когда община строится, появляется достаточно много служителей, появляется часть таких, которые действительно могут посвященно служить старикам, инвалидам, и это становится частью служения общины. Начало должно быть с таким подходом, что служители должны приводить людей к Господу и поднимать их как служителей. Это прекрасное служение, замечательное, благословенное, важное, но мы должны понимать, опять-таки, приоритетность. Это очень важный момент. Друзья, должен быть ясный взгляд понимания тех ресурсов, которыми мы обладаем на данный момент.

*  заказать полную версию книги «БЕСЕДЫ РАВВИНОВ. Практический опыт пастырской работы в мессианских общинах» можно на сайте http://shofar.org.ua

или по е-mail: mediacshofar@gmail.com

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

3 × 4 =