Главная / Отзывы / Интервью с «Пасторского ретрита-2010»

Интервью с «Пасторского ретрита-2010»

Раввин Борис Саулович Грисенко (Украина, КЕМО)

img_6322Это второй пасторский мессианский ретрит. Первый мы проводили в прошлом году, год назад, здесь же, в этом гостеприимном комплексе наших братьев-баптистов.

Первый ретрит был экспериментальным, и мы решили изменить формат второго ретрита. И даже сделали нечто необычное. За полтора месяца до него собрались ряд мессианских раввинов, пастырей, мы молились и обсуждали коллективно некоторые ключевые вопросы для этого второго пасторского ретрита.  Сообща мы выработали очень интересные направляющие, учли мнения по разным вопросам практически каждого, и в результате этого коллективного духовного творчества у нас произошел, уже вот сейчас заканчивающийся второй межобщинный, межцерковный мессианский пасторский ретрит. Он состоял из трех частей, в основном, церковные пастора и епископы были приглашены на третью часть.

Я не был главным спикером здесь. Откровенно говоря, у нас здесь главных спикеров, как таковых, и не было. Как сам этот ретрит явился результатом коллективного духовного творчества целого ряда мессианских лидеров, так и в его проведении различные еврейские мессианские, церковные лидеры — каждый презентовали определенную тему, по которой потом было обсуждение.

Я был одним из координаторов, иногда давал комментарии и очень радовался тому, как мессианское движение не только Украины, но в определенной степени Белоруссии, России и Молдовы (а здесь также есть представители из Латвии и еще ряда стран — 8-ми стран, более чем 50-ти городов), растет, развивается, как поднимаются новые, все более зрелые лидеры в этом движении.  Это не был бенефис одной общины, или какого-то одного «эксклюзивного» служителя. А это Божья семья, которая органически встроена в Тело Мессии в бывшем Советском Союзе и международное Тело Мессии. Это Божья семья, которая не мыслит себя отдельно от различных поместных церквей и знает, что наши основные цели – это не только восстанавливать еврейский народ в его собственном Мессии, в его собственном Спасителе, но и быть слугами для братьев-христиан в разных церквах, помогая восстанавливать еврейскую составляющую в Теле Мессии, и помогая восстанавливать смысл, некоторую часть утерянного смысла Писания.

Вот это – наши цели. И я думаю, что основные цели ретрита были достигнуты. Мы все обогатились, принимая от Бога, друг через друга. Были конкретные Божьи сюрпризы — в откровениях, в понимании, в опыте, свидетельствах и в раскрытии Божьего присутствия среди нас.

Мы очень благодарны за все, что здесь происходило,  Господу, и для нас уже видно, как мы можем использовать этот ретрит, то, что на нем происходило. Для нас видно, как мы можем с его помощью приносить все более полноценные плоды в Царство Божье.

Мы очень хотим передать приветы и благословения нашим братьям и сестрам в разных странах, в разных церквах, общинах, деноминациях, потому что мы их любим, уважаем и знаем, что еврейское служение – это не секта, это живая часть Живого Тела Христова.

Пастор Йохан де Труа (Франция, Нормандия)

Я — пастор церкви «Холсуэд» из Нормандии, это — Северно-Западная часть Франции. Франция – очень интересная страна, у нее сложная история, но у меня на сердце есть понимание стратегии Бога для Франции, для Европы. Я верю, что путь к пробуждению для Франции, для Европы – это еврейское мессианское служение. Я верю, что на сегодняшний день у меня есть то, что мне поможет в служении,  это — моя связь с Украиной, Южной Африкой, где уже есть понимание того, как это может работать, или как Бог работает в некоторых народах – в украинском и южноафриканском.

Особенно ценны для меня отношения с Киевской еврейской мессианской общиной, с пастором Борисом Сауловичем. 15 лет я вижу, что Бог делает через это служение. Я ревную видеть это во Франции. Я верю, что это будет. И один из ключей – это славянская эмиграция или диаспора во Франции, в Германии, в Италии. Я сейчас сотрудничаю с Миссией, вместе мы служим русскоговорящим эмигрантам в Италии, в Германии, в Испании. Я верю, что это — ключ к освобождению и пробуждению во Франции и в тех странах, где мы работаем.

Я рад быть здесь. На этом ретрите мне очень понравилась честность, открытость нашего общения, мы свободно можем задавать вопросы, которые мешают развитию нашего служения, которые лежат где-то в глубине нас, внутри.

Например, в один из дней мы говорили о законе левитов, законе Моисеевом (Ветхий, Завет). Для меня это было очень интересно, мы обсуждали, как мы можем наладить отношения с евреями, посещающими синагогу, нести им Евангелие. Мы говорили об иудейском понимании Торы, различных особенностях их культуры.

Для меня было важно это слушать, т.к. я думаю о том, какой доступ мы можем иметь к этим евреям, как мы можем общаться с ними. Во Франции мне говорили, что после Израиля и Америки наибольшее количество евреев живут во Франции — около 600 тысяч человек. Для меня это важно, потому что я там служу. Я прожил во Франции 7 лет, проповедую по-французски. Единство церкви, любовь, евангелизация — я это хочу видеть во Франции. Украина для меня сегодня пример того, каким может быть еврейское мессианское служение. И я верю, что такая же   реальность ждет Францию.

Пастор Александр Вегелин и его супруга Наталия (Германия, г. Дортмунд)

Александр. Я и моя жена Наталья — из Германии, из города Дортмунд.  Некоторое время мы занимались миссионерской деятельностью: с 1993 года — у нас служение в Казахстане, а недавно мы начали служение в Оренбурге. Сейчас мы служим в Дортмунде. В последнее время у нас сложились хорошие отношения с Киевской мессианской общиной, это очень важно для нас. Все годы нашего служения Господу оно носило еврейский мессианский характер. На сегодняшний день у нас уже есть все ресурсы и возможности начать мессианское служение в Дортмунде. Мы хотим вести два служения: одно – в субботу, другое – в воскресенье.

Мессианское видение — очень глубокое. Это — истоки, начало христианской церкви. Всё, что мы получаем здесь, на ретрите, всё, что мы здесь видим и принимаем – это было уже у нас внутри, и оно в какой-то мере работало. Но мы не знали всех тонкостей этого служения, его корней. Мы хотим, чтобы ту пищу, которую мы получаем здесь, получили другие люди, чтобы для них открылась эта глубокая, настоящая истина о Христе, Который – еврейский Мессия.

Наталия. Мне здесь очень нравится. Мы можем быть вместе со многими служителями, которые посвятили себя служению именно в этом направлении. Это очень нужно –ощущать себя в Теле Мессии. Когда ты там находишься извне, то ты, как бы один, чувствуешь себя овцой, как Иисус сказал: «Я пошлю вас как овец среди волков».  Поэтому очень важно знать и чувствовать, что ты – не один, а часть этого целого. Сегодня, когда мы пели песню «Как хорошо и приятно быть братьям вместе», чувствовалось особо сильное присутствие Духа Святого,  Он соединял нас, и это чувство единства трудно передать словами, но оно – прекрасно!

Раввин Вадим Келдыш (Украина, г. Бердичев)

Я — раввин Бердичевской еврейской мессианской общины. В прошлом году я был на первом экспериментальным пасторском ретрите. Сейчас я здесь второй раз. Такие ретриты очень сильно помогают обратить внимание, прежде всего, для меня как для служителя, как для пастора, на состояние своего служения, и определить, где, на каком этапе я сейчас нахожусь.

Оценивая свое служение, я могу видеть какие-то его недостатки, какие-то слабости, или наоборот, утвердиться, где я двигаюсь правильно. В этом непринужденном, доброжелательном общении (а здесь достаточно дружная семейная прекрасная атмосфера) лично я получаю очень много. Я получаю очень много от общения с разными служителями из разных регионов. И то, что мы здесь получаем на служениях, учениях, когда мы что-то слушаем, принимаем какие-то наставления, безусловно, это все очень сильно приемлемо для меня, для моего служения — для моего духовного роста, для понимания, как дальше вести общину, направлять свое служение. Поэтому на таких ретритах очень много положительных моментов, много плюсов.

Пастор Эдмонд Рудницкий (Украина, г. Николаев)

Я — пастор независимой евангельской церкви города Николаева, а также секретарь-координатор по Югу Украины пасторского общения, которое называется «ВРХЦ» — Всеукраїнська Рада християнських церков (рус — Всеукраинский Совет христианских церквей). Сейчас во многих городах Украины сложились пасторские межконфессиональные общения, они общаются, вместе что-то делают. Естественно, что возникло желание дружить городами. Поэтому ВРХЦ не является, ни административным, ни юридическим органом, это — формат общения пасторов разных конфессий, которые живут в разных городах.

Киевская еврейская мессианская община показала для меня удивительный опыт, как мессианское движение, мессианское богословие может послужить практическому единству церкви. Я считаю это удивительным откровением последнего времени. Не секрет – какая беда, какое горе для Тела Христова – разделение. Но, к сожалению, сотрудничество различных христианских конфессий сегодня дело сложное. Имея одну богословскую базу, имея Библию в основе своего учения – не могут между собой договориться.

Возникшее в Украине мессианское движение в таком виде, как я его вижу в Киевской мессианской общине (именно в таком виде, потому что есть различное мессианское общение), продемонстрировало на практике, как открытость дает способность быть площадкой для общения различных христианских конфессий.

Мы слышали удивительные примеры и были свидетелями того, как представители греко-католических, православных, баптистских, пятидесятнических, адвентистских, харизматических церквей на платформе Киевской мессианской общины, на платформе  мессианского учения, смогли находить общий язык. И все они говорят о том, что благодаря мессианскому движению, мессианской общине, её конкретной позиции, они сумели встретиться вместе и дружелюбно говорить, свободно общаться.

Такие совместные акции, «Марш Жизни», «Молитва за пробуждение в Украине», которая уже второй год проходит в Киеве, различные молитвенные и другие акции несут теперь на себе очень благотворный отпечаток влияния мессианской теологии, и я повторяю, конкретной позиции Киевской мессианской общины.

Я убежден, что мессианская теология, еврейские мессианские духовные корни являются, пожалуй, единственной богословской базой для соединения Тела Христова в Единое Тело, разрозненных церквей, конфессий и деноминаций – в Единое Тело.

Я понимаю, что заявление звучит достаточно фантастично и, может быть, претензиозно. Но если посмотреть Писание, Римлянам 11 главу, где сказано о том, что церкви из язычников привились к природной маслине, то можно себе представить, что природная маслина, которая есть Божий Израиль, которая достигла своего расцвета во времена явления Христа Мессии людям, маслина, к которой привиты все церкви, именно она и является той общей платформой для всех христианских конфессий.

И если церкви, как ветви, не могут найти общего между собой,  обратят свои взоры к тому месту, к тем духовным истокам, откуда они растут, то когда мы придем туда, то, по моему убеждению, мы там найдем еврейское мессианское служение.

Относительно этого ретрита. Это уже мой второй пасторский ретрит.  Я ощущаю особенное присутствие Божье, особенное действие Святого Духа,  дарующего особенную свободу и Свои откровения. Лично для меня, достаточно искушенного в различных конференциях и движениях пастора, то особенное действие и помазание Святого Духа, Который действует на таких ретритах,  нельзя ни с чем сравнить.

Те решения, те откровения, которые я получаю здесь, настолько глубоки, что я не могу их забыть и проигнорировать. Так или иначе, я их начинаю внедрять в жизнь. Для меня было очень ценным то, что я здесь услышал. И, кстати, было не важно, говорили об этом  представители мессианского движения, или другие участники.

Я очень благодарен Богу за это очень простое, может быть по сравнению с другими конференциями, не громкое, не очень яркое какое-то такое действие, но очень сильное, глубокое, чистое, приносящее мир и уверенность действие Святого Духа.

Ну, и конечно, нельзя не отметить особый еврейский колорит в прославлении, в общении — отдыхаешь душой, чувствуешь себя своим, родным, принятым, нет никакого духа соревнования, никакой зависти. Это надо попробовать, это надо вкусить для того, чтобы понять, о чем я говорю.