Главная / Отзывы / ИНТЕРВЬЮ С ПАСТОРСКОГО РЕТРИТА

ИНТЕРВЬЮ С ПАСТОРСКОГО РЕТРИТА

Сельчёнок Нина – старейшина Минской еврейской мессианской общины «Брит Хадаша» («Новый Завет»), пастор ЕМО г. Могилева «Шатры спасения»

Каждый раз, когда я собираюсь на пасторский ретрит, у меня есть мои личные  внутренние ожидания – что-то услышать от Господа, просто пережить Его особенное прикосновение в кругу единомышленников, в кругу друзей. Для меня это очень важно, потому что, когда много служишь людям, очень хочется иметь твердое осознание того, что ты – не только служитель, пастор на том месте, где тебя поставил Господь, а что ты являешься частью большой семьи, большой команды, что рядом, плечом к плечу – друзья, пастора , соратники, которые тоже стоят, как и ты, так же проходят определенные вещи в своей жизни – борьбу, где-то – радость, где-то — печаль где-то – разочарование.  Когда мы собираемся вместе, есть возможность как-то по-новому, по-особенному увидеть то, что происходит в твоей жизни, в твоем служении, в твоей стране, и посмотреть не только с той позиции, с той ситуации, обстановки, в которых находишься ты, но, как бы, подняться над этим и увидеть картину шире.

На этом ретрите было рассмотрено  много глубоких вопросов, касающихся  семейной жизни общины – не только, как духовной организации, а больше, как жизнь этой семьи. Меня всегда интересует сама жизнь общины, жизнь личностей, а не какие-то религиозные, ритуальные вещи, связанные только со служением.   Потому что община – это один, плюс один, плюс один… И каждый этот один – особенная личность, со своими проблемами, со своим жизненным путем, со своей радостью, со своей  болью. И для того, чтобы этот один, плюс один, плюс один  стали чем-то целым, это должна быть семья – семья, которую объединяет Отец, которая объединена Отцовской любовью,  И на этом ретрите для меня было очень сильное личное прикосновение Отца, когда было служение Джима Андерсона — о сердце Отца, о сердце дочери, о сердце сына, об отцовской любви.   Многие из этих вещей были вроде бы для меня понятны, но  здесь это было что-то особенное —  на уровне свежего живого откровения в мой дух, это было просто – с Неба! И лично для меня это было на каком-то более глубоком уровне — происходило личное обрезание моего сердца, Потому что, знаете, есть определенное искушение –  когда уже долго служишь, то начинаешь принимать себя, как служителя больше, нежели, как простого человека, как мать, как отца. И это – великое искушение, и здесь, на ретрите,  я увидела для себя ряд ошибок в своей жизни. Вы знаете, наверное, главное нам  надо быть, во-первых, просто отцами и матерями  (которые, кстати, для каждого из нас,  и есть самые первые и самые посвященные нам служители), а потом уже служителями. Потому что люди живут реальной жизнью, они хотят просто жить, жить и радоваться, радоваться жизни с Богом, любить и быть любимыми, служить для Господа, но, как свободные личности, как живые люди. И когда есть такие отношения, тогда община будет действительно сильной, тогда есть доверие, тогда есть взаимопонимание, тогда можно положиться друг на друга.  И люди рядом с тобой тогда будут готовы идти за тобой, разделяя ношу,  милю, и если надо, еще милю,  и это не будет  давление, одолжение с их стороны, это будет им в радость. Для меня это важно. И ретрит подтвердил и еще больше углубил мое личное понимание и желание мне лично еще больше меняться в этой области.

Было много важных вопросов, связанных со служением еврейскому народу.  Был серьезный разговор об ответственности пастора, о его посвящении в служении, о прохождении нами различных искушений.  И это было, как воодушевление. Кто-то, возможно, думает, что пастора стоят твердо и довольно легко все преодолевают, но… пастора тоже иногда плачут .. пред Богом, они — тоже люди. И  нам тоже нужна поддержка и  укрепление.  И когда мы собираемся на таких больших встречах,  часто происходит наше внутреннее исцеление. И этот путь вечный – пока мы живем на этой земле.