Главная / Практический опыт / КОНФЛИКТОЛОГИЯ-2 (часть 2)

КОНФЛИКТОЛОГИЯ-2 (часть 2)

Не достаточно власти

Ярослава Вилько: Я могу привести пример. Можно в общине, можно в любой организации, если человеку дали ответственность, но не достаточно власти, как это может проявляться. Например, он не может сам принимать решение. Человеку надо принять оперативное решение по любому вопросу, но у него четких лимитов, в рамках которых он может принимать решение, и он должен все время сверяться со своим руководителем. Или находящиеся под его ответственностью, люди даже у него не спрашиваю, а сразу идут к вышестоящему руководителю и спрашивают у него. Это может быть пастор или руководитель где-то. Если вышестоящий руководитель отвечает на все их вопросы, сразу нивелируется власть этого человека. Это уменьшает авторитет человека. Не дает ему расти, и фактически такой человек не достигает результатов. Получается, у человека есть ответственность, а власти нет.

Борис Саулович: Вам знакома такая ситуация. Для кого-то она знакома в страдательном плане, и в активном плане. Кто-то переживал эту ситуацию и с низшей стороны, когда вы были в ситуации, когда ваш руководитель на самом деле не мог решать ничего без своего шефа. Я говорю абстрактно. Это могло быть в общине, могло быть на работе, могло быть где угодно. И вы это знали. Может быть, вы даже хотели поддержать вашего руководителя. Но вам хотелось, чтобы он думал, что вы с ним советуетесь. Но вы советовались с ним только по ничтожным поводам. А на самом деле все вопросы решались его шефом. Эта ситуация просто выбивает почву из-под ног. Если мы так действуем по отношению к кому-то, это просто не хорошо. Тогда нам надо разобраться с тем, а зачем человек на этой позиции.

Вопрос: — Чтобы избегать таких ситуаций, например, человек приходит, и ты знаешь, что он под кем-то, не давать решения, а отправлять к его лидеру, к тому человеку, который над ним. Правильно?

Борис Саулович: Правильно. Бывают исключительные ситуации. У нас в общине есть определенные проговоренные правила. Они не прописанные, но они проговоренные. И люди их знают. По разным вопросам, не только по служению, но и поличным вопросам люди должны вначале обратиться к своему непосредственному наставнику. Но есть вопросы, которые люди изначально не хотят доверять, например, руководителю, домашней группы. Тогда он должен проконсультироваться со своим региональным руководителем. В данном случае я беру структуру домашних групп. Мы знаем, что некоторые вопросы и региональный решить не может. Тогда он может идти к своему коленному руководителю. Но если ситуация, когда и коленный решить не может, тогда он идет к пастору. Но пастор должен ясно понимать ситуацию. Я в таких случаях консультируюсь с коленным руководителем. Я не помню ни одного случая, чтобы ко мне был записан на прием человек из какого-то колена, и я не посоветовался с коленным руководителем. Значит ли это, что человек, который недоволен своим руководителем, или руководитель действительно неправильно себя повел, не может никому пожаловаться? Может. Но, опять-таки, мы поощряем попытки решить вопрос на минимальном уровне. И только если это не решается, тогда дальше. Кстати, мы также делаем, когда приходят к нам из разных церквей Киева. Очень часто мы их просто отправляем, они на нас обижаются. Они нам намекают, что если бы мы им хорошо ответили бы, то они бы перешли к нам в общину. А мы, знаете ли, не расстраиваемся, что они к нам не переходят. Мы сочувствуем. Мы говорим, особенно когда это разные личные, брачные вопросы, которые по-разному решаются в разных церквях: «Почему мы так подчеркивали, что круг наших, в первую очередь, дочерних общин должен иметь ясные общие правила встречания, помолвки и брака, и развода, не дай Бог, конечно же?» – Чтобы не было игры на разнице. И, поскольку такая разница существует, мы обычно людей с такими вопросами отправляем в их церкви. Для некоторых натурально, молодых крепких здоровых – «мы хотим быть у вас и пожениться у вас». Или «мы просто хотим быть у вас». – «Почему мы? Вы муж и жена?» — «Нет». И мы отправляем людей. Бывают исключения, конечно же. Поэтому мы стараемся, чтобы проблема решалась, на минимально низком уровне. И только, если она не может решиться, то она поднималась.

У нас есть клубы, и у нас есть советы. У нас не все полностью решается в коленах. У нас есть совет по реабилитации, совет по консультированию, комитет попечительский, детский совет. Это советы, где люди из разных колен собраны по видам служения. Например, если у человека вопросы из этой области, то естественно, что может быть в этом колене это служение не так развито. Вам не нужно усложнять структуру. Если община небольшая, и есть структура, не усложняйте структуру.

Надя Ульяненко: У меня такое служение, оно тоже может оказывать чрезмерное влияние на ход служения людей не несущих за него ответственности. Я как чемпион попадания в такие ситуации. Есть люди, которые оказывают на нас очень сильное влияние и через нас на служение. Мы временами не замечаем и недооцениваем их влияния. Обычно это люди, которые стали нам близкими людьми, друзьями. И вроде бы они не несут никакой официальной ответственности. Они могут вместе с нами служить. И при этом оказывать на нас очень сильное влияние. Каким образом? Давать какую-то оценку ситуации. Есть еще опасность, если мы будем оценивать служение их глазами (той информацией, которой они будут с нами делиться). В любом случае мы все живые. И такие душевные контакты оказывают очень сильное влияние на наше служение, на наше решение, на нашу самооценку, на наше состояние. Чтобы этого не было, нужно периодически проверять, к кому мы прилеплены, через кого мы воспринимаем информацию, как мы верим. Кто влияет на нашу оценку людей, ситуаций, на принятие решений. Лично у меня такое было. И когда я в этом варилась, я не видела, что я запала. Тут нужна помощь со стороны, чтобы могли сказать со стороны, очень трезвым взглядом оценив твою ситуацию.

Борис Саулович: Это очень распространено почти везде. Мы все время говорим о том, что не надо впадать в противоположную крайность.

Пример Михаила: Мы как-то ездили в один город с целью помочь одной общине, чтобы помочь пастырю. И со временем там стала ясна ключевая причина проблем. Мы давали разные советы. Потом стало ясно, что эти советы не могут быть выполнимы, потому что жена пастыря, фактически не имея никакой ответственности, контролировала всю ситуацию. Община была молодая, люди в ней были сыроватенькие. Таких устоявшихся, которые бы могли бы, например, все это различать, смиряться, таких не было. Что же получалось? Жена пастора, желая все контролировать, как говорится вставлять свои пять копеек везде, останавливала любое живое движение. Например, мы даем совет, который требует усиления активности. Если люди слабые, то им это тяжело делать. А она говорит. Что это не надо, куда это годится. Идет целый набор аргументов, почему это нереально. А если пастор пробовал это как-то провести, то дома возникал скандал. Жена пастора под себя подмяла и со временем начал его настраивать против нас лично. Были попытки дать ей служения с ответственностью. Но она все служения завалила. Она сама себя как бы вывела из всех служений, став над ними. И когда у мужа что-то не получалось, она начинала говорить, что у него ничего не получается, он никто. Фактически она обламывала в нем все живое движение. И он за несколько лет изменился в худшую сторону очень сильно. На каком-то этапе развития этой общины, когда там периодически появлялись новые люди. Иногда среди этих новых людей появлялись довольно таки сильные люди. Можно было это видеть. Я заметил такой феномен. Когда появлялся новый человек, он говорил: «Ну, можно это сделать, например, так». То жена пастора, видя, что появляется человек, который имеет свое слово, она, не желая терять вот эту над-власть, она этого человека просто растирала. И фактически этому человеку ничего не оставалось, как просто уйти. Это мог быть сырой человек. Но у него было какое-то понятие. Со временем этот коллектив остался совсем маленький. И в нем остались люди без мнения, без инициативы, без понятия совершенно. И что интересно, что со временем в коллективе всем стало ясно, что последнее слово не за пастырем, а за его женой. Поэтому если кто-то хотел протащить какую-то свою идею, не по служению, не по евангелизации, а например, по распределению доходов, то решалось это не с пастырем, а с его женой. Еще одно интересное наблюдение. Так получилось, что подобного рода казусы я видел в четырех коллективах.

В одном из городов я разговаривал с пастырем, который подпресовывал одну общину. Хотелось понять, есть ли там здравые причины или их нет. И что я там увидел. Мы с пастырем начали разбирать аргумент один. Тут подходит жена, и пастырь меняется в поведении. Начинает вести себя как хулиган, которому лет так 16. Начинает нападать, вести себя противоположно поведению, которое было до этого. И я понимаю, что он перед женой так себя ведет. И такие вещи я видел не раз. Видел ситуацию, когда пастор, поднявший большую и сильную церковь с определенного времени. (И там с определенного времени, не сразу жена начала просто такое исполнять (вранье, грабежи и т.д.). И коллектив начал сразу сохнуть. Все находилось под жестким контролем – вопросы брака, вопросы, кто с кем поговорил. Люди поняли, что любое решение, которое они принимают не доложив жене или не получив от нее разрешения, будет просто убито. Еще там была выстроена такая вертикаль: пока дойдешь до, то все начинало тормозиться. Более того, если человек предлагал решение, сам все обосновывал. Оно тоже убивалось. Потому что как это, он принес готовое решение! Еще хочу сказать насчет мужественного поведения пастора. Это там имело место. Вот такое бывает, когда у человека нет власти, нет ответственности.

Борис Саулович: Мы затронули вопрос очень специфический роль жены пастора или мужа. Насколько эта роль будет адекватной. Особая ситуация, как у нас. Большинство старейшин это сестры. Тут тоже нужно учитывать эти моменты. Потому что все равно дома муж глава. Хорошо, если муж мудрый и понимает, что у жены есть некоторые дарования. И помазание. Но все равно он остается главой во всем, что не противоречит Слову Божьему.

Жена пастора. Подавляющее большинство пастырей, особенно в мессианских общинах, это мужчины. Роль жены в этом важна. Важна роль жены. Роль жены в этом важна в любом случае. Но, опять-таки, это зависит от того, как эта роль будет оговорена или подразумеваться, и то, как жена будет играть эту роль, зависит от целого ряда факторов. И здесь надо быть внимательными и мужьям и женам. Самое распространенное то, что сейчас было описано. Жена формально не имеет никакой ответственности и имеет большую власть. Иногда просто страшную власть. Такого быть не должно вообще. Ясно, что жена, так или иначе, будет высказывать свое мнение, давать советы, и это правильно, по разным вопросам, которые волнуют мужа. Ясно, что если у жены есть вот такая ответственность, а муж обеспокоен ситуацией в каком-то другом служении, и он приходит домой, обеспокоенный из-за этого служения, и делится с женой. Это предполагает, что она не просто его выслушает, но какое-то мнение выскажет. Жена может, так или иначе. Даже если она не хочет, даже если она сознательно не собирается на другие служения, она так или иначе может влиять на другие служения. Поэтому здесь жене пастора нужно быть мудрой. Понимать, что ее мнение может быть очень важным. Никто не видит пастора, никто не видит раввина в таком состоянии, в котором видит его жена. Он дома расслабляется, он дома может быть слабым, он дома хочет, чтоб его пожалели, позаботились о нем. У жены доступ к нем «тепленькому», что называется. Жены пастырей должны понимать, насколько важно не злоупотреблять этим влиянием. Влияние это нормально. Власть в семье все равно должна быть у мужа. По крайней мере, в отношении решения семейных домашних вопросов. Муж и жена могут договориться о перераспределении этой ответственности, власти. Если это разумно сделано, и муж понимает, что ему это полезно и его это устраивает, то, слава Богу. Мы не можем здесь прочертить – все должно быть в семье, дома только, как муж сказал. Это крайность. Понятно, что в целом муж дома является властью. Даже если он не является властью в общине или в церкви. Возвращаясь к теме по поводу жены пастыря или раввина, здесь необходимо участие двух сторон, разумное участие. Обе стороны учатся по ходу этого служения. Для жен пастырей важно, видя слабость пастора в каких-то областях, не использовать моменты ахавности так сказать в нем, и не поощрять эту ахавность, а, наоборот, помогать мужу становиться на ту позицию, на которой он уже стоит. Помогать ему устраивать себя как раввину, как пастырю. И в любом случае, если вы даже знаете слабости вашего мужа, вам нельзя их выставлять.

То, что описал Миша сейчас, это примеры того, как жена становится неформальным пастором, а потом неформальным старшим пастором. Она сама руководит людьми, уже люди идут к ней. Она вмешивается во все. Но может быть другой вариант. Жена сама непосредственно не вмешивается во все, но она так держит мужа, что он не принимает никаких решений без нее и меняет любые решения, когда она хочет. В таком случае она все равно старший пастор общины или церкви. Нам важно, чтобы пастор был пастором, жена пастора была женой пастора, сильной одарованной. С сильным характером, но чтобы эта сила шла во благо. Чтобы она не вела к злоупотреблению, и не вела к узурпации той власти, которой вообще у нее нет. Влияние есть, слава Богу, нормально. Пусть влияние будет оказываться Божьим путем, но не только ради Божьих целей. Потому что можно ради Божьих целей, но средства при этом не Божьи. Я подчеркиваю, я за сильных жен пастырей.

Почему я так часто привожу примеры сестры. Моего помощника? По нескольким причинам. Потому что это был ярчайший пример духа Иезавели. Я даже не думал, что я встречусь в жизни с таким человеком. С ней были связаны большие успехи общины. И поражения. Я был виновен в том, что когда этот дух Иезавели начал раскрываться. Я, смотря на нее глазами друга и пастора, и того, кто ее вел, наставника, и, видя ее предыдущие успехи, вовремя не переориентировался. Моя вина в том, что я доверил ей ту власть, которую я не имел права доверять. И последствия были такие, как из какого-то триллера Фрэнка Перетти. Она вышла замуж за хорошего служителя, служение которого стало возрастать. Она поднимала служение своего мужа. Она принесла в жертву служению его ряд других служений. Это происходило до того момента, как только Леша понял, что с ней происходит и отказался ей подчиняться. Как только он отказался ей подчиняться, она сразу сказала ряду людей, и мне: «Он меня не слушает. Что он себе думает?». Она тут же начала обвинять его в том, что он бесноватый. И тут же делать такие вещи, которые просто были направлены на подрыв его же служения, и потом подрыв самой его жизни, что ей и удалось. Если она не подорвала его служение, то она ускорила его смерть, привела к трагической смерти. Как только она поняла, что ту роль, которую она ему отвела, роль марионетки, роль ахава, который будет видимым лицом номер один, а она за его спиной будет управлять всем, он раскусил и играть больше не хочет. Как только она это поняла, началось что-то страшное. Это крайность, но это факт.

Я не хочу запугать бедных пасторских жен. Чтоб они вообще тут растерялись. Но, ни в коем случае, не должно быть и другой крайности, что бедная пасторская жена была бессловесна, не могла высказать своего мнения, не могла эффективно поддержать мужа, не могла даже его подкорректировать. Это не правильно. У жены должно быть нормальное влияние. Но оно должно быть сопряжено с ответственностью. И обычно это очень трудный момент. Кто будет следить за этим? Ответственность лежит не только на жене, но и на муже. Если у мужа у пастора есть духовная власть, то ответственность лежит на этой духовной власти – видеть ситуацию, и в случае чего, помочь, если эта ситуация выходит из баланса. Но при этом надо заботиться и самой жене. Здесь, если жена начинает выходить из этого баланса, муж должен с любовью и мягко, но все-таки помочь ей вернуться.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

10 − 6 =