Главная / Практический опыт / Консультирование (часть 1). Надежда Ульяненко
Надежда Ульяненко Консултирование часть 1

Консультирование (часть 1). Надежда Ульяненко

Участие в консультациях пастора

Консультирование я начала 22 года назад, но целенаправленно это стало происходить 14 лет назад (столько лет моей дочери Соне). Я стала участвовать в консультациях пастора. За это время накопилось очень много каких-то примеров. К тому же у меня есть, как у каждого человека, склонности характера, но я знакомилась, не могу сказать, что специально, с разными людьми. И эти люди были в силу своих проблем не очень простыми. Например, кто-то долго кололся и достучаться к сознанию такого человека, получать ответы на молитвы за такого человека, вести его мне было не очень просто. Нужно было очень сильно уповать на Бога, на водительство Духа Святого, чтобы с такими людьми находить общий язык. Опять же не знаю, то ли это просто призвание, то ли призвание может развивать какие-то особенности характера, но если мне попадались сложные люди, я воспринимала это как определённый вызов. И могу сказать, что общение с разными людьми развивает в хорошем смысле определённые качества консультанта. С некоторыми людьми я общалась по восемь лет, пока наступал желаемый результат, и я отслеживала поведение, как человек открывается или не открывается для Духа Святого.

Есть основные правила эффективного консультирования. Кроме того, я закончила университет имени Драгоманова заочно и получила диплом по специальности «Практическая психология и социальное управление». Профессор психологии (мы по её книжкам учились) говорила, что психология  как наука в нашей стране не развита. Когда я приводила различные примеры (я же их не наряжала в какую-то научную подоплёку и в какой-то оттенок), то их очень-очень умные фразы разбивались о них, об эти простые примеры. У этих психологов мало практики, как таковой. Они читают книги какие-то, что-то пишут, изучают, а непосредственной практики с людьми имеют мало, потому что они не работают с людьми, не знают их проблем. Чтобы работать с людьми, нужна сильная мотивация. У них этого нет, поэтому они пишут научные труды, которые невозможно применить в чьей-то жизни. Но есть правила эффективного консультирования, которые годятся для правильного построения консультирования разных людей. В дополнение я подготовила базовые принципы с христианским уклоном консультирования. И также записала основные правила консультирования с учётом того, что  видела на протяжении этих 22-ух лет.

Поэтому я не претендую на научный труд, но судя из того, что в жизни людей, в консультации которых я участвовала сама и помогала Борису Сауловичу, был результат, то определенные правила можно выработать. Как консультант я развивалась правильно, ведь любой консультант развивается, когда он помогает мастеру. Например, врачи должны проходить практику у состоявшегося специалиста. В этом случае мне повезло, потому что я как консультант начинала с практики у хорошего специалиста. Профессионализм консультанта, как и врача, оттачивается в то время, когда он ассистирует мастеру.

Пример обучения консультированию у раввина. Началось это ещё в Сибири 22 года назад. Я тогда не знала, что это консультации, просто меня этот вопрос заинтересовал. Примерно восемь-девять лет назад мы перевели консультации в Общине на колена и выделили людей, которые выросли как консультанты. А до этого Борис Саулович, когда он ещё немного ездил,  консультировал практически каждую среду. И я всё время сидела и слушала, сидела и слушала. Андрей Луговский потом присоединился, и на это ушли хорошие годы. Мы сидели вместе с пастором и слушали, как он консультировал (если нужно было выйти, мы выходили), и я таким образом обучалась.

Вы можете записать (если кому-то это будет полезно) общие правила консультирования, а потом, наверное, уже практические правила консультирования.

Общие правила эффективного консультирования

  • Важны не схемы, а компетенция. Что это означает? Приведу пример из игры в шахматы. В шахматах дебют – это стандартное начало, и настоящий профессионализм не виден вначале, он виден только лишь в дальнейшей игре и по итогу этой игры. Суть этого пункта такая, что к консультанту или психологу приходят разные люди, и начало будет одинаковое: приблизительное знакомство, начало построения отношений с человеком. Но как этот диалог будет развиваться в дальнейшем, зависит от профессиональной компетенции консультанта. Эта профессиональная компетенция включает в себя развитие личностных качеств, которые определяют дальнейший, конечный результат консультации. Что это такое?

В правилах эффективного консультирования нужно понимать, что важны не схемы, а компетенция. Если говорить с христианской точки зрения, то очень важна коммуникация, когда кого-то консультируют. И ключом эффективного общения является не ловкость манипуляции и знание психологии людей, а способность принимать, сочувствовать, чувствовать и быть открытым. И когда человек консультирует, то нормально, чтобы рос уровень компетенции, это нормально, чтобы рос профессионализм как консультанта.

Но очень важное правило – не относиться к людям, как к «интересному случаю в психологии» или к «интересной жизненной истории». Потому что за этой «жизненной историей» стоит чья-то жизнь, чья-то боль, чьи-то переживания. И нельзя относиться к человеку так:

          – Вот, я увидел твою проблему, вот, у меня есть такой выход. Это проблема очень простая, у меня есть схема, и она работает.

И точно так же служение инкаутера. Это замечательное служение, но оно не может быть формулой, которая освободит людей.  Это такие направляющие для человека, когда он понимает, что оккультизм – это грех, это зло, это даёт последствия; обида – это грех, это зло, это даёт последствия; непрощение – это грех, это зло, это даёт последствия. Но это достаточно поверхностный уровень, и освождает Господь.

Сами схемы знать не достаточно. Нужно понимать, что консультация – это не то, что можно просто вычитать. Это не математические уравнения, где есть формула, по которой решается всё. Потому что каждый человек – это личность, все люди разные, и понимание проблемы, точное ее обнаруживание и определение – это ещё не гарантия того, что консультант знает, как её решить. Потому что нужны  ещё воля, желание, участие человека, которого консультируют. И то, что консультант понимает проблему, – это, к сожалению, не говорит о том, что он её запросто «почикает-почикает», «поработает» с человеком, и всё решится.

Принцип действия консультирования

Здесь есть такой момент. У консультантов бывает искушение, которое называется азарт и «интересный случай». Но нужно понимать, что люди, которые консультируют, не доктора и не психологи. Если они хотят заниматься личной консультативной практикой,  пусть открывают свои кабинеты. Здесь люди приходят к Господу. И консультирование – это просто один из инструментов от чего-то освободиться. Но это не является ни чем-то главным, ни отдельным от общей общинной жизни человека. Потому что очень много и очень часто люди исцеляются не только на личных консультациях, а находясь в атмосфере Духа Святого,  когда помазание проникает в их жизнь. Бывает, нужна консультация, чтобы убрать преграды для действия помазания. Потому что когда человек открыт для духовной власти, когда он ставит себя под духовную власть и находится «в», а не «при» Общине, – автоматически действует помазание и освобождает такого человека. И консультации не являются чем-то отдельным от нахождения человека в Божьей семье. Это просто один из инструментов, который помогает убрать какие-то препятствия и наследия прошлого.

Важный момент для консультантов: есть люди искренние (это их служение, это их призвание), но очень важно направлять таких консультантов, чтобы у них не было интереса к людям, как к какому-то «интересному случаю».  Еще раз отмечу, что важна  компетенция самого консультанта, а не схемы: он просто обучен, как консультировать, знает определенные  правила.

  • Не бывает двух одинаковых клиентов и ситуаций консультирования.  Человеческие проблемы только внешне похожи, но когда мы начинаем ближе знакомиться с человеком, то видим, что у каждой проблемы есть свои корни.

Борис Саулович  говорит, что мы не можем не то что судить, а делать какие-то выводы о человеке, исходя  только из того, что мы видим сейчас.  Потому что мы видим продукт сейчас, мы видим, как человек себя ведёт сейчас. Но мы не знаем, что пережил человек в жизни, с кем он общался, что наложило на него отпечаток, что на него повлияло, что он стал себя вести так, как сейчас.

Мы часто смотрим на то, как человек ведёт себя сейчас, и временами просто хватаемся за голову:

Как так можно и почему он (или она) так делает? – Но важно понимать, что мы не знаем вообще, что этот человек пережил.

  • Пример консультирования семьи, выросшей без духовной власти. Я помню, как недавно мы общались с одной семьёй. Они верующие, она, наверное, лет 20 или 15, и он верующий лет 15. И они говорили о своей семье и об отношениях друг с другом какой-то бред. Они не изменяют друг другу. Они верующие, но предъявляли друг другу какие-то странные заявления, что я потом села и думаю:

– Вообще ничего не понимаю! – Я знаю этих людей достаточно долго, лет восемь, и они специфические, но нормальные. А тут они почему-то стали ругаться, и я вообще не поняла, что у них в голове. Поэтому я сидела и думала: – Что же это такое вообще?

А мы общались в присутсвии моего мужа, и он мне говорит:

– Надя, ничего удивительного и ничего странного. Ты понимаешь, просто у них годы не было нормального духовного наставника. – Они  пришли в нашу Общину после определённых жизненных перипетий. Они не покидали церкви, а  переезжали из города в город один раз, второй. Они не  уходили с бунтом из церкви. Нет! Просто они один раз переехали, второй раз переехали, и  так у них складывалась жизнь. Я сидела и держалась за голову, а потом услышала своего мужа, и мне стало понятнее и проще. Он говорит: – Надя, они хорошие, они не подлые и коварные, они друг друга не решили убить. Просто, – говорит, – у них не было духовного наставника, который бы в хорошем смысле  их «причёсывал». Потому что в Общину они уже попали сформированными людьми, им было за 40 лет.

Потому что есть разница, когда тебя направляют в 19 или 20 лет, или когда ты уже попал в Общину совершенно сформированным человеком, и твой пастырь направляет-направляет тебя, а у человека есть жизненный опыт, какие-то  достижения, и он не так просто даст себя направить.

Они  абсолютно не бунтовали, и всё, что нужно, делали, были хорошими, активными служителями. Но когда они начали между собой что-то выяснять, то  оказались очень загадочными. И тут важно понимать, что действительно нет одинаковых людей. Потому что даже если люди ругаются в семье, то есть  разные причины для этого. И нельзя так себя вести, например:

– О, да-да, я сталкивался с этой ситуацией, мы её сейчас решим. – Или: – Я уже с такой проблемой сталкивался, мы её сейчас решим. – Даже если проблема, на наш взгляд, незначительная, важно понимать, что для человека она очень значительная, потому что это его проблема. И только потому что она его, она очень значительная, и она очень болит. Поэтому не бывает двух одинаковых клиентов в консультировании. Я называю людей «клиентами», потому что пока мы говорим о правилах обычного для неверующих консультирования.

  • Нужно быть готовым ко всякому развитию ситуации в консультировании. Бывает, что люди приходят за помощью, ты их начинаешь консультировать, а потом оказываешься виноватым (если ты им что-то не то сказал или не так их понял, и вообще, они не то говорили). Поэтому нужно быть готовым к разному развитию консультирования.
  • Следующее правило заключается в том, что консультант не контролирует эмоции клиента, потому что человек может начать что-то рассказывать, начать что-то вспоминать, его может подклинить. То есть  нужно учитывать, насколько готов человек о чём-то говорить.
  • Пример погружения в прошлое.  Есть такая психологическая практика: погружать людей в эмоции, которые они переживали, якобы с тем, чтобы заново это пережить и освободиться. Но это  очень скользкий момент, потому что человек может так разойтись в эмоциях, так начать вспоминать, что было, что он думал, как он себя чувствовал, что потом его  бывает трудно вывести из этого состояния.

Если погружать человека в чувство вины, в слёзы, чтобы человек заново переживал и проживал эти эмоции, чтобы он от них освободился, то так можно раскрутить человека в  такое эмоциональное состояние, что потом не знать, как его собрать. И когда консультируешь людей, нужно понимать, что мы не всегда можем контролировать эмоции человека, который к нам пришёл. И может, не стоит доводить его до такого сильного эмоционального состояния.

  • Пример служения братьев в женском реабилитационном центре. Я как-то разговаривала с братом, который служил в одном женском реабилитационном центре. И он рассказывал:

– Когда у нас начинался женский центр, не было сестёр-служителей, и четыре брата служили на женском реабилитационном центре. – Мне, кстати, говорили, что есть такое, и в в других центрах, оказывается, тоже была такая практика. Он говорит: – Мы два женатых были, так мы в блуд не впали. А другие два неженатых служителя впали в блуд. – То есть это пример неправильного, но естественного развития ситуации.

Это правило консультирования говорит о том, что нужно быть готовыми к разному развитию ситуации, и к тому, что клиент может влюбиться в консультанта, в том числе. Потому что когда кто-то кого-то консультирует, то при правильном консультировании кому-то должно легчать (правильно же?); бывает  по-разному но, в принципе, должно легчать. И когда людям легчает в жизни, то они автоматически привязываются к тому, через кого это «легчает» приходит. Мы понимаем, что это Господь.

Продолжение темы сюда

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

восемнадцать − 3 =