Главная / Практический опыт / Консультирование (часть 2). Надежда Ульяненко
Надежда Ульяненко_Консультирование часть 2 продолжение

Консультирование (часть 2). Надежда Ульяненко

 Первая часть темы сюда

Работа с чувством ответственности

Очень важно понимать во время консультирования, что тот факт, что консультант видит проблему, не означает, что точно так же тот, кого консультируют, легко увидит выход. Ведь консультант видит выход со своей точки зрения, потому что он не находится в той яме, в которой находится консультируемый. А в отношении консультируемого действует эффект трёх сосен, когда человек путается между тремя деревьями. И всё же ясно, как Божий день, и ему говорят:

– Что же ты ходишь среди этих сосен? – А он ходит и ходит.

И то, что видно консультанту, не всегда видно клиенту, которого консультируют. Когда человек обращается за помощью, это означает, что ему не хватает собственных сил для решения проблемы. Но это автоматически не означает, что клиент, который получает консультацию, не захочет переложить на кого-то ответственность. Вот, он пришёл на консультацию и считает, что своё выполнил.

То есть важно понимать: то, что человек, который приходит на консультацию, озвучивает проблему и говорит о ней, не является гарантией того, что он готов с этим что-то делать. И это не гарантия того, что он не свалит на вас ответственность за свою ситуацию по одной причине: он вам её озвучил. Он пришёл и озвучил:

– Теперь ты, моя дорогая редакция, неси мой портфель! – Мы недавно встречались с еще одним мужем, и он тоже задавал вопросы по Писанию о разводе. Просто человек задавал вопросы, и мы ему отвечали по Писанию. Потом я ему позвонила и говорю:

– Вы нас спросили – мы вам ответили по Писанию. Но вы не вздумайте допустить, чтобы в вашей голове сложилось, что вы можете разводиться! Потому что вы пришли, явно приняв определённое решение. – Потому что он периодически задавал вопрос:

– Так мне можно разводиться?

Я говорю:

– Вы что себе позволяете?! Вы пришли и пытались перевалить на нас ответственность за вашу ситуацию. Нельзя такого делать! – Это, конечно, очень-очень тонкий лёд. Потому что то, что люди вот так рассказывают, не всегда гарантия того, что они хотят что-то делать.

Я к тому, что у человека точно были какие-то сверхъестественные способности. А способности бывают разные. И есть такая особенность: человек о себе рассказывает не то что всё, а больше, чем всё. Я не сразу поняла эту тактику… Вот человеку можно взять кишки (образно) и вывернуть, и любой нормальный слушающий человек почувствует себя ответственным. Потому что когда тебе человек рассказывает больше, чем всё: о своих поражениях, унижениях, страхах, болях, – любой адекватный человек, когда перед ним вот так берут и вытаскивают внутренности, чувствует себя ответственным, потому что он знает то, что человек ему доверил. И любой адекватный человек, когда ему говорят о страхах, чувствует себя ответственным.

Я сейчас говорю о пункте «Работа с чувством ответственности».

Для нормального человека делиться чем-то сокровенным – это супердоверие, а для вот такого человека – просто один из приёмов контроля:

– Я тебе доверил, я тебя прихватил!

  • У нас когда-то был один брат молодой, служитель, которому сестра звонила в 23:00 и говорила, что её тянет блудить.

Я спрашивала:

– Задайся вопросом: почему в 23:00 она звонит тебе и говорит, что её мучает блуд? Почему она не звонит какой-то сестре?

А он искренне говорил:

– Ну, она же мне доверяет!

  • Ещё был комический случай, когда парень пришёл с пистолетом на домашнюю группу и рассказал, что он СБУ-шник и получил задание внедриться к нам. Но его Дух Святой коснулся, и он уверовал. А теперь думает, как ему не выполнить задание? Руководитель группы ему очень поверил.  Но это же не нормально – приходить на домашнюю группу с пистолетом.

           Мы с Валечкой встретились с этим человеком и поговорили. Нам он рассказал другую историю: он ходил по парку, услышал там наши Шабаты, ему стало интересно, и он решил прийти на домашнюю группу. Но ему было страшно, что его принесут в жертву, и он решил всех напугать, чтобы его не закодировали, не загипнотизировали и не принесли в жертву, и для этого показал свой травматический пистолет.

           Когда я позже разговаривала с руководителем группы, он мне не поверил, ведь тот парень, который нам рассказывал эту версию, опять пошёл к нему и сказал:

– На самом деле, я только тебе доверяю! Я им соврал, а, на самом деле я таки внедрённый агент СБУ… Я тебе доверяю, а их дурю!

Мы говорим:

– Послушай, ну нельзя так вестись! Потому что ты сам можешь верить во что хочешь, но за тобой же люди!

А этот руководитель домашней группы – искренний, хороший парень. Он говорит:

– Вы что, не понимаете? Он мне доверяет! Он мне доверил, а я его, получается, предал…

Мы говорим:

– Чем ты его предал? Он показал пистолет при всех: при девочках и при других людях. Чем ты его предал?.. – То есть доверие – это такой момент, когда клиент приходит на консультацию (я не говорю, что все), но он может ещё такое что-то рассказать, что потом того консультанта надо отмаливать и приводить в себя.

  • Я помню историю одной сестры, которая рассказывала, что хочет служить созависимым мамам. Она просила помочь ей собрать таких людей, а дальше она бы им служила. И вот они пришли к ней на домашнюю группу, а у неё плохое настроение оказалось, и она их выгнала. Она просто их выгнала! Я её позвала к себе:

– Ты же, сестра, хотела так сильно служить! Мы же тебе послали людей. Мы тебе доверили такое важное дело! Ты же говорила, что хочешь служить этим людям!

В общем, я её позвала для серёзного разговора. И тут она начинает мне рассказывать о том, как у неё был муж — африканец, и они поругались, и когда он садился в самолет, она сказала:

–Чтобы ты поднялся в воздух и на землю не сел! – И она говорит: – И тут у меня на глазах поднимается самолёт вверх и разрывается на части! – В общем, она пока со мной посидела, порассказывала эти ужасы, какие к ней бесы приходят, я уже забыла, о чём хотела с ней говорить и за что хотела её вычитывать. Когда она ушла, я позвонила пастору:

– Пастор, как же мне служить такому человеку? Как же мне её направлять, когда она мне такие ужасы про свою жизнь рассказала? Она такая несчастная, что ничего, что она людей выгнала?! Она сама несчастная!

Пастор говорит:

– А что она тебе рассказывала?

Я говорю:

– Ну вот, про мужа-африканца, с которым она поругалась, и сказала: чтобы ты, гад, поднялся и на землю не сел! И самолет взорвался у неё на глазах.

Пастор говорит:

– Надя, она тебе брехала!

Я говорю:

– Да?! Как?! Она плакала! Она же так плакала! – А она просто брехала! Она пришла и решила консультантов впечатлить. И хотя мне нужно было с ней поговорить по делу, она мне насыпала с три короба, и я потеряла нить, для чего я её звала. То есть я не к тому говорю, что не нужно верить людям. А к тому, что когда человек приходит на консультацию и рассказывает всю подноготную своей жизни или своей проблемы, – это ещё не гарантия того, что он действительно собрался что-то делать со своей жизнью, с этой проблемой. И важно понимать, что нужно работать с чувством ответственности того человека, который пришёл на консультацию. Потому что он может просто хотеть свалить на кого-то ответственность за принятие невыгодных для себя решений. А потом сказать:

– Это мне пастор сказал развестись с тобой или поменять работу, или уйти с работы. – Поэтому нужно быть очень аккуратными в тех советах, на которые как бы раскручивает нас тот, который пришёл просить нашей помощи. Кстати, такие люди чаще всего повторяют, как мантру:

– Да-да-да! Я же прекрасно понимаю, что только я буду отвечать за свою жизнь! Вы просто скажите мне: разводиться или не разводиться? Я отвечаю за свою жизнь! Я-я-я!!!! – То есть то, что они говорят, что готовы отвечать за свою жизнь, это вообще, к сожалению, не гарантия.

Человек должен иметь чувство безопасности. И конечно, важно понимать, что у человека должно быть чувство безопасности. То, что мы знаем, то, чем они делятся, их семейные проблемы не станут достоянием общественности. То есть работать с чувством безопасности.

Ожидание эффекта

Важно понимать, что когда люди, например, 20 лет или 10, или 15 убивали свою жизнь, либо у них какие-то неправильные привычки, которые нажиты, и они их практикуют 10 лет, то ожидать, что человек сразу изменится, не стоит. Мы же не волшебники! Любой консультант – не волшебник. Не стоит ждать, что он вот так взмахнёт палочкой – и человек выйдет совершенно другим. Так не бывает! То есть изменение – это процесс. И Бог освобождает от каких-то грехов, зависимостей моментально, а от нажитых привычек люди освобождаются очень долго.

Например, бывает, что какой-то дух развивает в человеке черту характера. Например, то же манипулирование. Или если человек, например, был очень-очень отверженный, в детстве его клепали, и потом появилось какое-то духовное воздействие в жизни человека. Например, человек начинает делать какие-то грехи, и ему везёт (например, наркотики продавать – и везёт). С детства его клепали, он был отверженный, никому не нужный, и тут у него начинает что-то очень-очень хорошо получаться. И этот дух, бывает, на почве отверженности развивает дикую гордость. И потом мы имеем дело, например, с гордостью, а она спроецирована, определённый дух приходил и внушал человеку, что он особенный, и не только внушал, а давал какие-то сверхъестественные успехи (как между милицией проходить, всех арестовали, а меня нет) – и у человека начинает развиваться гордость.

То есть бывает, определённые духи искривляют характер. И с духом разобрались, и он не действует, а последствия остались, потому что характер искривлён.

  • Например, какая-то сестра заходилась с детства в истериках, падала на пол и стучала ножками. И если вначале это было плотское контролирование, то постепенно она давала доступ бесу. И уже вопрос: насколько бес контролирует жизнь? Потом она выходит замуж и такими же истериками вышатывает мужа. И недостаточно просто запретить, помолиться – она десять раз отречётся от духа контроля, но у неё уже искривлён характер, у неё искривлено восприятие жизни, того, как она действует. Поэтому в консультировании не мешало бы понимать, что нужно ожидать этого правильного результата эффекта.

Я помню, когда-то пастор молился с одним братом по поводу горечи. Он с ним помолился и говорит:

– Тебе важно понимать, что Бог моментально освобождает людей, которые только приходят к Богу. А когда люди верующие, то нужно их участие в этом освобождении.

Личный пример: освобождение от депрессии. У меня, например, были депрессии. Когда я покаялась, это моментально прошло! Я ничего не делала, и это просто прошло! И когда я уже верующая была и на меня накатывали депрессии, то мне нужно было работать со своими ценностями, с безнадёжностью, понимать, из-за чего я впадала в безнадёжность, чего я хотела в этой жизни достичь. Мне нужно было работать со своими ценностями, и это уже был процесс.

Пастор объяснял тогда этому брату, что люди, бывает, приходят на консультацию, и они рассказали то-то и то-то (и они же не соврали, они правду рассказали) о своей серьёзной проблеме, и они ожидают:

– Завтра я проснусь, и всё будет по-другому! – Просыпаются завтра, и «по-другому» не настаёт. И человек впадает в разочарование: – Как?! Мне ничего не помогает!

Или с той же отверженностью приходит человек, и он устал уже с этим жить. И он искренне говорит, и мы молимся против отверженности, против чувства одиночества. И человек ожидает, что он завтра встанет, и у него вообще больше не будет болеть. А оно болит! И человек думает:

– Как?! Мне ничего не помогает!

И пастор говорил тогда этому брату:

– А это процесс! – Он говорил: – Дух Святой освобождает нас постепенно! Если ты завтра встанешь с такими же мыслями, с такими же чувствами, с таким же настроением, как и до консультации, – это вообще не означает, что Бог тебя не коснулся. Это вообще не означает, что Бог не начал тебя освобождать в таком направлении.

Важно понимать и объяснять людям, что освобождение от какой-то проблемы, ожидание результата и эффекта – это процесс, в котором нужно наше участие. Например, если это отверженность, то, может быть, пересматривать мысли, пересматривать ценности.

Общие правила христианского консультирования

Так постепенно мы дошли до христианского консультирования. Тут, кстати, есть такой пункт, который называется «внимательность к намерениям» это внимательность к внутренней жизни.  Наша культура очень пронизана тем, что люди делают одно, говорят второе, а думают третье. И очень важно, когда человек приходит на консультирование, понять, что им движет, его внутренний мир. И ещё один пункт – это «приоритет в вопросах смысла и ценностей». То есть бывает, люди приходят на консультирование, и им нужно помочь пересмотреть свои ценности.

Я говорю той сестре:

– Ты понимаешь, тебе маникюр сделают не так – и у тебя трагедия! У тебя же по каждому поводу трагедия! Это сильная зацикленность на себе. Тут дело не в твоих истериках, а в ценностях твоей жизни.

Поэтому, когда мы консультируем людей, то важно понимать, что с человеком, что с его внутренней жизнью, какие у него ценности. Например, сестра говорит:

– Я – очень духовный человек!

Я говорю:

– Я так не считаю!

– Почему?

– Потому что ты духовная в Общине. А дома ты орёшь! Ты же пришла на консультацию, потому что ты не справляешься с истериками своими и орёшь на мужа благим матом. Как по-твоему, ты в хорошем духовном состоянии?

– В хорошем!

Я говорю:

– А почему ты так считаешь?

– Потому что я смотрю проповеди, я читаю книжки, я всё делаю по служению…

Я говорю:

– Ты делаешь всё по служению, не спорю. Но Библия говорит, что «обладающий собою лучше завоевателя города», и в Притчах это место повторяется не один раз. – Я говорю: – Подумай, почему? То есть Бог не говорит, что «ты прослушал проповеди, ты что-то сделал…» Библия говорит, что «обладающий собою лучше завоевателя города». И если человек считает себя очень духовным, он не орёт на людей на служении. Но приходит домой…

Эта сестра пришла по поводу истерик:

– Вот, у меня истерики – меня муж доводит, меня дети доводят!

То есть нам важно понимать, что мы не просто работаем с какими-то эмоциями человека. Потому что у человека может быть сдвинут центр к неправильной жизни. Нужно работать с ценностями и направлять человека к правильным ценностям. И если для человека перестанет быть важным, как коврик лежит, как шторка висит, то у него многое не будет болеть, и не надо будет с истериками работать и с болезненностью. Или если в центре – гордость, а человек консультируется о том, что не складываются взаимоотношения с другими людьми, а он просто гордый человек.

Здесь уже важно понимать как христианам, как верующим, что когда мы консультируем людей по тем проблемам, с которыми они приходят, нам важно быть внимательными к их внутреннему состоянию и к их смыслам и ценностям. Потому что если у человека будут правильные ценности, он на многое будет реагировать правильно. Ему не нужно будет бороться с гневом, с раздражением, если он позволит Богу изменить ценности своей жизни. Если для человека перестанет быть маникюр и всё, что в квартире, главным, то ему не нужно будет бороться и прощать периодически кого-то, кто его не так подстриг, не так обои поклеил. Потому что у некоторых верующих людей (слава Богу, их немного, но есть такие) полжизни уходит на прощение тех, которые по отношению к ним неправильно что-то сделали. А на самом деле просто нужно разобраться со своими ценностями, и тогда, возможно, не нужно будет кого-то прощать. И нужно быть внимательным к внутреннему содержанию человека. Потому что наша культура это всё-таки массовое подавление чувств и эмоций.

Борис Саулович шутит иногда, что когда у нас проводят голосование (кто «за» и кто «против», кто «воздержался»), он говорит, что это всё – постсоветское пространство. Просто не спешить выражать своё мнение, не спешить выражать, что думаешь.

Продолжение темы сюда

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

шестнадцать − 7 =