Главная / Практический опыт / Консультирование (часть 3). Надежда Ульяненко
Консультирование. часть 3 Надежда Ульяненко

Консультирование (часть 3). Надежда Ульяненко

 Вторая часть темы сюда

Пример консультирования руководителя домашней группы вместе с региональным руководителем

Я была при некоторых консультациях с региональными, когда региональный просил встретиться с руководителем группы. Это просто пример, а не какое-то личное консультирование. Допустим, не растёт домашняя группа. И региональный пытается объяснить:

  – Мы то делаем и то делаем, а домашняя группа не растёт!

И руководитель группы поддакивает региональному. Мы потом начинаем немножко говорить, и я спрашиваю руководителя группы:

– А ты вообще хочешь, чтобы у тебя группа росла?

Потому что она живёт в другом мире, этот руководитель группы, и у неё своё видение и понимание всего происходящего. Она говорит:

– Это невозможно! Потому что у нас там другая культура, у нас люди очень разрозненные, и они не хотят быть частью какой-то системы, структуры, организации. Они просто приходят чай пить, я за них молюсь, но чтобы это было как группа…

Но региональный руководитель начинает её исправлять:

– Ты неправильно говоришь! Ты же мне говорила другое!

Я потом сказала региональному:

– Ты вообще замечаешь, что человек тебе говорит то, что ты хочешь слышать? Не то, что она думает на самом деле. Она не хочет твоего гнева, твоего нехорошего отношения и говорит то, что ты хочешь слышать.

Или классика: муж и жена, и жена обвиняет мужа:

– Почему ты мне ничего не говоришь? Я с тобой хочу поговорить, как нам дальше жить, а ты мне не говоришь!

И я говорю такой жене:

– А как тебе можно что-то сказать, когда он понимает, что весь ваш разговор о дальнейшей жизни…

 Она продолжает:  

— Я сколько раз говорю: «Давай поговорим, как мы дальше будет жить!»

Я говорю:

Если он только начнёт говорить тебе, что он думает…

А она не останавливается:

– Я же по-хорошему его прошу!

Я говорю:

… то на этом всё хорошее закончится…

Она настаивает:

– Так я по-хорошему, нормально прошу!

Я довожу мысль до конца:

– Я вижу! Но тебе же невозможно ничего сказать, и твой ребёнок не говорит тебе! Ты задумывалась, что твой сын или твоя дочка не говорят тебе, что они думают. Потому что они знают, что мама будет орать, и нужно говорить только то, на что мама не будет орать.

Важно понимать, что всё-таки большинство наших людей выросло в Советском Союзе, и они не привыкли говорить, что на самом деле их волнует, даже когда они приходят на консультацию. Они говорят что-то, что не сильно их опозорит, не сильно их скомпрометирует. И только сильный кризис побуждает людей рассказать правду.

Однажды я встречалась с одной семьёй, и мне жена говорит:

– А почему ты мне раньше не говорила?

– Потому что, – говорю, – разве ты дала бы что-то сказать тебе? Если бы не такой кризис, что муж решил тебя бросить, ты бы в жизни не позволила тебе говорить неприятные вещи. Просто вы дожились до такого состояния, что он готов тебя оставить, и ты поняла, что надо-таки что-то менять.

Она говорит:

– Так у меня же с тобой не было конфликта!

Я отвечаю:

– Не было, потому что я же не сумасшедшая! Я вижу, что ты позволяешь себе говорить. И то, что ты позволяла, то я тебе и говорила. – И в рамках правил всё правильно человек делал, а так…

Поэтому важно понимать, что если говорить о консультациях, то нужно быть внимательным к внутреннему состоянию и содержанию человека. Потому что большинство наших людей выросли в такой системе, когда думают одно, говорят второе, а делают третье. И люди не всегда готовы говорить действительно то, что может их как-то скомпрометировать. Мало того, люди привыкли скрывать настоящие чувства или давать себе неправильную оценку.

То есть нам важно людям показать ценности их жизни, чтобы они оценивали себя не по тому, как им кажется, а по тому, что Писание говорит по этому поводу. Потому что человек оценивает, что он в хорошем духовном состоянии, потому что смотрит диски, покупает продукцию, ходит везде… И говорит:

– Ну и что, что я ору на детей и на мужа?! Не справляюсь просто… Я же поэтому к тебе и пришла!

Я говорю:

– А я же поэтому тебе и говорю, что тебе нужно правильно оценить себя и оценить шкалу ценностей, в которых ты живёшь.

Точно так же ребята, которые после зависимостей, если не разберутся, кто кому Рабинович, то есть если шкала ценностей не поменяется, то они никогда не освободятся от прошлой жизни. Потому что можно ходить в Общину, а иметь ценности уголовного мира, и такой человек не пойдёт вперёд. Потому что пока человек держится за прошлое, прошлое держится за него. И пока человек держится за ценности прошлого, это прошлое держится за него.

Когда мы консультируем людей, важно понимать, что для них по-настоящему ценно; не то, что они показывают, для них ценно, а чем они действительно живут.

Ценности жизни должны подтверждаться Писанием

Я водила одного брата к пастору на приём. И он сидел и рассказывал ерунду. Потом мы поехали с ним в одну крытую тюрьму к моему товарищу. Он там чуть сознание не потерял! Я думала, что его отливать водой придется. Он, пока ехал туда, говорил, что очень хотел быть воином Христа, но в перерывах на заправках курил. И мы знаем уже друг друга столько лет, и вот он бегает, курит… А запах же сильный! Я спрашиваю:

– Зачем ты этот цирк устраиваешь? Ты куришь, мне врешь… Я тебя знаю уже семь лет, наверное… Зачем ты это делаешь?

Он отвечает:

– Ты же знаешь, я готов быть воином Христа!

Говорю ему:

– Я в курсе! Курить брось сначала…

Он не успокаивается:

– Мы сейчас приедем в ту тюрьму, и я буду всех спасать!

Я говорю:

– У меня лучшее предложение. Давай мы туда приедем и скажем, что ты глухонемой. Потому что ты что-то как ляпнешь – и никого не спасёшь…

Он продолжает:

– Нет, ты что, Надюша?! Мы сейчас всех приведём к покаянию!

Я соглашаюсь:

– Ну хорошо!

   В общем, приехали мы в ту тюрьму, и я думала, что мне его придётся водой отливать. Он потерял дар речи! Там мы встретились с одним моим товарищем. А он стоял так, как будто его на какой-то сходняк привели, и он потерял дар речи. Он вообще ничего не мог вымолвить! Он так перепугался, что стал глухонемым. J

Когда мы уехали, я его спрашиваю:

– А знаешь, что с тобой произошло?

– Что?!

Я говорю:

– А отчего ты дар речи потерял? Ты же спасать собирался!

Он делится:

– Ты видела, как он смотрит?!

Я говорю:

– Конечно! Я его столько лет уже вижу! – И он там не то, что за каждое слово отвечал, он вообще звука не проронил. Я ему потом говорю:

– А знаешь, почему это?

Он:

– Почему?

– Потому что у тебя остались ценности того мира, потому что для тебя обличение по Писанию – это вообще не позорно. – Я говорю: – Вот для меня обличение по Писанию – это страшный позор! Вот если мне, например, скажут, что «ты – эгоистичная…» – Ну, это понятно, мы все меняемся, но когда тебе говорят по Писанию, что ты равнодушный, эгоистичный человек, а тем более, если ты служитель, или что ты – поверхностный служитель и по Писанию то-то и то-то не делаешь, – вот это самый страшный позор!

Я говорю:

– Ты был у пастора и говорил ерунду! Потому что ты не боишься Бога, и для тебя это не авторитет, на самом деле. Ты пришёл к этому Васе, который тебя первый раз видел, который вообще ничего для тебя не сделал – и ты дар речи потерял! Потому что для тебя авторитет – тот, кого ты боишься. Там, где тебя не бьют,  для тебя нет авторитета. Писание тебя не судит. – И я не с одним человеком общалась, для которого Писание – не авторитет.

Например, когда девушке говоришь, что по Библии чем выглядеть соблазнительно, лучше взять жернов и утопиться, («А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской.»           Мтф. 18:6)  а она стоит – и радостная! Какой там жернов? Ей радостно, что она обалденно выглядит и что кто-то на неё обращает внимание! Её обращаешь по Писанию и говоришь, что такому человеку лучше утопиться, а ей очень нравится, что она замечательно выглядит, потому что Писание её не судит.

Очень важно!

Когда мы консультируем людей, очень важно понимать, что для них является главным авторитетом, что для них является главной ценностью. Например, для этого моего знакомого пастор – это хороший Божий человек, но боится и уважает он тех, кто над ним применяет силу. Я говорю:

– Ты стал верующим человеком, а твои ценности не поменялись. Потому что если тебя не судит Писание – что может быть страшнее?

Слово Божье – главный авторитет для верующих

Многим людям нужно помочь разобраться, что для них является главным авторитетом в жизни. И нам нужно понимать, что если для человека Писание – не авторитет, мы ничем ему не поможем. И человеку это нужно объяснять, потому что если он не хочет принимать авторитет Писания, его грех и двойственность просто разорвут. Потому что невозможно прийти к Богу и назвать Его Господином своей жизни и не принимать Его Слово, как главный авторитет.

И вопрос ценностей – это очень важный вопрос, ведь люди будут прикладывать свою жизнь к тому, что на самом деле для них ценно. «Где сокровище ваше, там и сердце ваше» (Лк. 12:34).  И меняться они будут в том, что для них на самом деле стыдно. Потому что если им не стыдно, что нет плодов духа, если им не стыдно в том, что Библия называет грехом, – то можно их консультировать и консультировать, а помочь будет невозможно. Тогда стоит задумываться: а человек покаялся? И говорить о его рождении свыше. Потому что те авторитеты, которые появились в нашей жизни, – это следствие нашего искреннего обращения и показатель, в Кого мы уверовали. 

И хочу вернуться к пункту: Человек воспринимается как образ Божий. Все просто: каждый человек рассматривается как добрый по своей природе, стремящийся к развитию и творчеству.

Существует такая история. Однажды владыку Антония Сурожского (какого-то хорошего человека) спросили:

– Вот, вы верите в Бога… А в кого верит Бог?

Митрополит Антоний ответил:

– Бог верит в человека.

Это такой важный взгляд, когда мы смотрим на человека со всеми его грехами и какими-то недостатками, но понимаем, что он может измениться в лучшую сторону. И мы вот так смотрим на человека! Мы понимаем, что у человека есть шанс стать другим. Это взгляд Христа, это взгляд, который мытарям и блудницам помог прийти к святости.

То есть консультант, способный верить в человека, обратившегося к нему за помощью, создаёт для него динамическую перспективу, шанс стать таким, каким он его видит, и лучше, чем он есть. То есть взгляд веры консультанта помогает человеку к этому прийти.

То есть любой верующий консультант (это пастор или руководитель домашней группы) должен понимать: то, наш взгляд на человека, поможет ему туда прийти, особенно если человек очень сильно запинался, например, периодически впадал в какие-то искушения.

  • Когда-то был такой пример. Я общалась с братом, который 10 лет ездил по реабцентрам. Его в своё время отлучили одной церкви. Будучи в нашем реабцентре, он ездил в эту церковь, каялся, примирялся, и они сняли с него это отлучение. Он примирился, его восстановили, ему даже предложили вернуться туда (это в другом городе), но он решил остаться в Киеве.

И когда мы только начали общаться, сразу встал вопрос о том, чтобы он примирился с братьями из той церкви, где его отлучили. Потому что это очень важно в духовном мире. Все эти события (справедливо, как он считал, его отлучили, или несправедливо) и вообще 10 лет хождения по реабцентрам в любом случае наложили на него отпечаток. И человек в такой ситуации верит, что в 11-ом реабцентре у него всё-таки что-то получится…

Конечно, когда он уже к нам пришёл, он сдался. Он встал под власть – это очень важный фактор. Но он спрашивал меня во время общения:

– Вы на самом деле думаете, что из меня что-то получится?!

Я говорю:

– Слушай, ты думаешь, мне делать нечего кроме того, чтобы просто в людей вселять ложную уверенность? Вот, я сама не верю, но время трачу и просто говорю вам, что я верю.

То есть важно понимать, что людям бывает сложно поверить, особенно когда были какие-то грехи или, например, что-то не складывалось и не получалось у человека, что что-то получится. То есть вот этот взгляд консультанта – это важный момент, который создаёт для человека взгляд в лучшее, динамическую перспективу и шанс стать другим. То есть взгляд может как прибить, так и поднять, особенно когда человек волнуется.

У нас есть сыночек. Так он, когда волнуется, к примеру, экзамены сдаёт, говорит:

– Мама, мне очень нужна ваша поддержка, потому что я без вас не могу! – Потому что в силу характера он эмоциональный и чувствительный. И он говорит:

      Я без вашей уверенности не могу, потому что у меня не хватает силы думать, что у меня получится. – Это не значит, что он ничего не делает: он делает и учит много. Но ему нужна поддержка родителей, потому что он говорит:

У меня у самого уверенности, что у меня что-то получится, нет.

Например, идя на экзамен, он не чувствует уверенности, хотя нельзя сказать, что он боязливый. Но для него важна поддержка родителей. Хотя я ему говорю:

– У тебя есть опыт ответа от Бога на твои молитвы. Ты же молился, и Бог тебе отвечал. У тебя же есть уже результаты! У тебя уже есть опыт определенный, так что ты можешь рассчитывать в хорошем смысле на Божью помощь!

– Конечно! Но мне, – говорит, – очень важна ваша поддержка, потому что я без этого не могу. – Он не может сам себя ободрить.

Важно понимать, что людям, которых мы консультируем, нужен такой взгляд поддержки

 Конечно, не в том случае, когда они чудят-чудят, грешат-грешат, а мы их поддерживаем (правда, шанс есть всегда, и человек может пять раз покаяться). И не в том случае, когда человек отвергает все советы. Но людям нужен взгляд поддержки. Потому что взгляд того, у кого есть власть, формирует тот путь, по которому пойдёт человек.

  • На одном из недавних шабатов была хорошая проповедь Ярославы о черепахах. Есть такой вид черепах, которые обрастают панцирем. Вместе с черепахами этот панцирь растёт-растёт-растёт, и вырастает в такой, что черепаха находится в полной безопасности. То есть этот панцирь, за который она прячется, является её полной безопасностью, она становится абсолютно неуязвимой. Он обрастает, проходят годы, черепаха взрослеет, и этот панцирь становится просто непробиваемым, и это становится безопасностью и неуязвимостью черепахи. Но умирают эти черепахи не от того, что что-то их сбивает, а от того, что этот панцирь их раздавливает. И вот эта безопасность и неуязвимость становится настолько тяжёлой, что раздавливает черепах. То есть то, что кажется их безопасностью и неуязвимостью, постепенно приводит к смерти.

И люди не всегда рассказывают то, что они на самом деле переживают. Потому что такая у нас культура — давить в себе эмоции, не высказывать свои эмоции. Люди привыкают к этому!

  • Соня, ей 14 лет, была в детском христианском лагере, и она там всё время на молитвах плакала. В школе она никогда не плачет. И когда она собирается в школу, у неё, бывает, даже температура поднимается. Она не плачет в школе, потому что считает это слабостью и что дети этого не поймут. Я говорю:

– Соня, ну, мама же плачет, и ничего!

Она говорит:

– Ты плачешь перед Богом, и я перед Богом тоже плачу. А в школе я плакать не буду, потому что они этого не поймут.

Или, например, человек, которого расстроили дома, придёт на работу и начнёт рыдать. Это бывает, но очень редко. То есть тот мир, в котором живём мы и люди вокруг нас, не способствует тому, чтобы человек выявлял свои эмоции. Он приучает людей скрывать свои эмоции, скрывать свои настоящие чувства. Люди привыкли скрывать своё внутреннее состояние, и их внешнее состояние, бывает, не соответствует их внутреннему состоянию. Есть много весёлых заводных людей, которые шутят-шутят-шутят, а на самом деле, у них окровавленная душа. И вот такая повышенная активность, шутливость бывает выражением того, что у человека полное поражение внутри.

Понятие «неконгруэнтности»

Есть такое слово «неконгруэнтность» – это состояние разногласия с собой, наличие конфликта между частями, это противоречие между внутренним миром и внешним. Это несоответствие внешнего и внутреннего мира. Это когда, например, какой-то человек наденет что-то блестящее, и оно вообще ему не подходит! А другой человек надевает блестящее, и на нём оно не бросается в глаза и смотрится, как влитое. Это часто простые вещи, но они выражают, когда у человека внутреннее состояние совпадает с внешней оболочкой. Когда у человека, например, внутри нет ничего такого кричащего, то он надевает даже что-то яркое и кричащее, и оно не бросается в глаза. Это не показатель, а пример, что несоответствие внутреннего состояния человека даже в цветах проявляется (я имею в виду цвет одежды). А «конгруэнтность» – это соответствие, когда внутреннее состояние совпадает с внешней оболочкой. «Неконгруэнтность» – это когда внутреннее состояние не совпадает с внешней оболочкой.

Важно понимать, что все люди, с которыми мы имеем дело, живут в таком мире, когда приучают скрывать свои настоящие чувства, просто не показывать их и контролировать.

  • Классический пример – маньяки. Это обычно те, кого в детстве унижали. Вот его унижали-унижали, унижали-унижали, потом он взял нож и порезал кого-то по частям. Это просто те чувства, которые подавлялись. В отношении таких людей справедливо выражение: «Мы все родом из детства».
  • Или еще один классический пример: спокойный-спокойный муж вдруг взял и побил жену. И это – результат ее постоянных истерик. Когда женщина часто истерит – чувства мужчины подавляются, и это действует, как удав на кролика. Он просто не справляется с эмоциями жены, он боится этих эмоций, потому что она начинает кричать, а он ничего не может сделать. И чувства мужчины подавляются, подавляются, подавляются… В какой-то момент она обнаруживает, что живёт с посторонним человеком, и она не понимает, что с ним. Либо ещё хуже, если он возьмет кувалду и бахнет по голове.

То есть подавленные чувства в человеке – это серьёзная тревожная кнопка. Нам важно быть внимательными к внутреннему состоянию человека; не просто к тому, что он говорит, а к тому, что он особенно не говорит.

И напомню, что консультирование – это коммуникация, то есть это обязательно диалог. И главное – это способность слышать, принимать, сочувствовать, умение вчувствоваться в то, что говорит человек, и самому быть открытым.

Ещё очень важно быть внимательным к самому процессу консультирования и отслеживать поведение человека. Потому что одной консультацией, одной встречей ничего не меняется. Начинается процесс, но важно его отслеживать и не пускать на самотёк.

Для тех людей, с которыми я встречаюсь, я распечатываю пункты, о чём хочу поговорить, и озвучиваю их. С одними людьми я смотрю в листик, с другими – нет. Но прежде чем встретится с кем-либо, я себе составляю пункты, и потом в разговоре их озвучиваю: один, второй и третий. Потом мы делаем табличку. Ярослава так делает в своем колене, и я так стала (настоятельно) рекомендовать и по-другому сейчас не консультирую. Мы делаем табличку, я озвучиваю эти пункты, и человек записывает. В редких исключениях я говорю:

– Хорошо, я тебе их пропишу! – Когда человек плакал или переживал другие сильные эмоции.

А в основном, человек записывает пункты, которые он понял, и я таким образом отслеживаю, что именно человек понял.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

11 − 11 =