Главная / Практический опыт / Консультирование (часть 5). Надежда Ульяненко
Консультирование часть 5 Надежда Ульяненко

Консультирование (часть 5). Надежда Ульяненко

Это у меня такой характер, потому что когда этот парень сказал:

            – А чем ты можешь мне помочь? – Я начала думать, ведь я же не могу не ответить. Если мне поступил вопрос, то я обязательно должна ответить. Я к нему пришла и говорю:

            – Ты говоришь, что я не пойму, врешь ты или нет, что у тебя ушли годы тренировок на это, а я, наивная, предлагаю тебе помощь, даже не понимая, кто ты.

Дары Духа Святого открывают понимание о человеке

    – Ты знаешь, – говорю, – может, у тебя и ушли годы тренировок на то, чтобы никто не понял, кто ты. Но в Послании Коринфянам, в 12-ой главе, написано: «Но каждому даётся проявление Духа на пользу. Одному даётся Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков».

    – Знаешь, что это означает? Когда ты будешь врать, мне Дух Святой покажет, что ты врёшь. И мне не нужно будет тебя выводить на чистую воду, потому что Бог даёт сверхъестественное различение. Это как-будто включается свет. В комнате, пока было темно, ничего не было видно, но когда включился свет, стало видно все. – Я продолжаю: – Ты знаешь, что в советское время КГБ-шники приходили в церкви (тайно туда внедрялись), а люди молились на иных языках, и Дух Святой показывал, кто тут «засланный казачок». А ты мне рассказываешь, что я ничего не пойму?! Ты живёшь у меня дома, и главное, что я могу делать,- это тебя любить. Я могу тебя выдержать, и я могу тебя любить, и, какой бы ты ни был хитрый, со всем остальным я разберусь. Потому что мне Господь покажет, что с тобой и как, поэтому не придумывай сказок… Ты знаешь, что такое слово мудрости? – Он молчит. Я говорю: – Ты знаешь, что такое слово знания? Ты знаешь вообще, что Бог даёт различение духов? И это не только на уровне бесов, но это на уровне различения ситуации вообще, откуда она берет начало. И ты мне будешь рассказывать, что я ни с чем не разберусь? Мне Бог покажет то, что мне нужно будет показать!

    И таким образом мы расставили акценты.

    Первому брату наркоману, которому я служила, я рассказала про всё, про суды перед Белым престолом… Он колется. Я ему рассказала весь Новый Завет – а он колется, я ему рассказала весь Ветхий Завет – а он колется. Бывали такие ситуации: я еду к нему с Троещины на Дарницу, звоню и предупреждаю:

    – Я приеду! – Приезжаю с Ромочкой полугодовалым в рюкзаке – а их нет. Нормальный человек после пяти таких случаев перестал бы звонить и ездить, но не в случае со мной! Я продолжала ездить и требовать:

    – Почему они врут? Почему они мне врут?! Я хочу с этим разобраться! – Есть дары Духа Святого, и если мы не уступаем и хотим помочь человеку, то Бог прояснит ситуацию. Я не раз это испытывала в силу того, что я вообще не понимала, когда мне врали. Я всё пыталась понять логику, потому что для меня врать без логики – это было нелогично, и в моей голове это не сходилось. Я не могла понять, зачем мне врать, если в этом нет смысла. Мне говорили:

    – Да это наркоманы, они врут! – А я не могла понять, как можно врать, если в этом нет смысла. Например, я говорю, что еду к ним. Через двадцать минут приезжаю – а их нет. А двадцать минут назад они говорили, что будут. Я не могла понять: в чём смысл, где логика? Мне объясняли:

    – Нет ни в чём!

    Я недоумевала:

    – Как «нет, ни в чём»?!

    – Ну, им кто-то позвонил, и они ушли.

    Я говорю:

    – А зачем же они мне говорили: приезжай?!

    – Ну, когда говорили, ещё никто не позвонил. Пока ты двадцать минут ехала – уже позвонили.

    И я не могла никак понять, в чём логика. Но потом мне пастор говорил, что нужно молиться о различении духов и о дарах Духа Святого, потому что это такое служение, в котором по-другому ничего не получится! Я поняла, что наркоманы — это люди, которым логически ничего не объяснишь. Они не воспринимают информацию, как информацию, и я поняла, что нужно действие помазания.

Значение помазания в консультировании

Помазание – это то, что даёт увидеть человека, то, что даёт нашим словам способность проникать в сердце, то, что доносит наши слова до человека. Когда говорит человек в помазании – люди это слышат. Помазание – это то, что открывает сердца.

Как-то я встречалась с парнем, который воевал в АТО. Я передавала подарок — военную кофту. Этот парень производил впечатление человека, который куда-то бежал, забежал на встречу и дальше побежал. Встреча была короткая, но выяснилось, что он был контужен, а врачи не могут определить последствия контузии (он служил ещё в «Морских котиках» (SEAL), а потом в «Силах специальных операций» (ССО)). Во время военных операций он заходил на вражескую территорию, а из-за контузии у него могла отниматься нога, или глаз переставал видеть, или он заикаться начинал. И это становилось опасным не только для него, но и для других. И я ему предложила прийти на Шабат, чтобы за него помолился пастор. Он из вежливости согласился. Наконуне Шабата я ему перезвонила, но оказалось, что у него заболела мама, и он прийти не сможет. Но когда я стала с ним прощаться, он неожиданно сказал:

    – Вы только ничего плохого не подумайте. Я к церквям хорошо отношусь, но идти на исповедь не могу. К психологам — тоже не могу. – Потому что он проходил психологические тесты во время отбора в «Морские котики» и в «Силы спецопераций». – Но у меня есть проблема, о которой мне надо поговорить. – А у него жена есть, двое детей. Он говорит: – Этой проблеме уже больше года, но мне не с кем поговорить о ней. – Сказанным дальше он мненя очень удивил. – Я на Вас вчера посмотрел и понял, что Вы – единственный человек, с кем я могу поговорить.

      По его поведению нельзя было сказать, что он к чему-то присматривается или ему что-то интересно. Он вёл себя как человек, который сейчас побежит дальше. Но после его слов я поняла, что есть действие помазания, и оно вообще не определяется логикой.

    Я понимала действие помазания с наркоманами, ведь эти люди заколдованные. Что ты ему расскажешь? Он тебя не слышит. И здесь необходимо сверхъестественное вмешательство, чтобы пробиться к его сознанию. И люди, которые участвовали в войне, тоже прилично закодированные. И я тогда сделала вывод (не первый раз), что помазание – это когда человек находит с тобой общий язык либо не находит, и от того, сложится ли этот диалог консультант — клиент, зависит весь результат.

    Потому что если диалог не складывается, человека можно потерять. И чтобы люди с нами пошли на контакт, нужно не просто действие помазания, нужно очень уповать на действие помазания. Я не знала об этом военном и его нужде ничего, но Бог знал. И сверхъестественные Божьи дары открывают сердце человека.

На прошлом Шабате один мой знакомый выходил на молитву покаяния. В свое время он пошёл добровольцем, и в январе его арестовали по стандартным обвинениям: разбой, захват оружия. И в силу того, что он уже два раза был судимый до этого, ему «светило» пятнадцать лет. Но проблема была еще и в том, что вся процедура очень затянулась. Дважды был суд, на один суд приезжали три народных депутата, давали заявление, но на поруки его не отпустили. Потом перевели в другой город, и это было ещё хуже.

    И я ему говорю:

    Ты знаешь, мы поговорили, и у меня нет тяжести. Не Бог мне говорит, а просто нет тяжести.

    И я говорю этому парню (арестованному):

    – Не хочу спекулировать ситуацией, но тебе нужно принять правильные решения перед Богом.

    Потому что я помню случай, который был в библейском колледже. Тот, кто его начинал, Билл Басанский, в своё время заболел раком и Бог его оставил в живых, когда он определённые решения перед Богом принял. Я говорю:

    – Тут главное, конечно, не обещать то, чего не сделать, потому что можно попасть впросак. Но надо понимать, что Бог прежде всего.

    Он говорит:

    – Я понимаю, – когда человек попадает в тюрьму, то многое пересматривает. Мы с ним поговорили, я помолилась за него. И он говорит: – Неизвестно, когда суд…

    Я отвечаю:

    – У меня такое ощущение, что скоро все решится! – И всё, чтобы излишне не обнадёживать.

    Примерно через неделю был назначен суд, и парня отпустили на поруки. А это значит, что официально дальше будет всё хорошо. Но он, видимо, какие-то решения принял перед Богом. Потому что когда его отпустили, он съездил на Донбасс, а по приезду в Киев сразу на Шабат пришёл. Шабат был про 9 Ава, и пастор говорил в конце:

    – У кого храм разрушен, выходите вперёд! – Но ему не было понятно, что это о покаянии. Я ему говорю:

    – У тебя храм разрушен?

    – Что?!

    – Храм у тебя внутренний разрушен?

    – Да!

    Потом пастор говорит:

    – …совершить тшуву…

    Я говорю:

    – Это значит «совершить покаяние». Ну что, ты пойдёшь? У тебя же храм разрушен! Понимаешь, что такое покаяние? Тшува – это покаяние.

    И он вышел на покаяние сознательно.

Поэтому очень важно быть внимательным к Духу Святому

Бывают моменты, которые могут быть основонаправляющими для человека. И нам надо понимать, что человеческой логики, понимания, сочувствия и принятия недостаточно. Есть сверхъестественные дары Духа Святого, это то, что Бог дал каждому служителю для того, чтобы помочь людям. Я думаю, что это главное, что есть в консультировании, потому что принципы, методы – это всё хорошо, это приходит с опытом, но главное – это то, что настоящую свободу даёт только Господь, и Он дал сверхъестественные Свои дары для того, чтобы оснастить наше естественное служение. И это главное, что у нас есть, и нам нужно быть открытыми для Духа Святого, открытыми для людей и помочь людям пережить это служение Духа Святого для человека, помочь увидеть, в чём Господь движется для этого человека, как Он видит выход из проблемы. Я думаю, это главное, что есть в служении консультирования. А все остальные принципы и методы – это то, что вокруг этого насаживается. Но главное – то, что Бог дал нам силу, любовь и оснастил сверхъестественным вмешательством в жизнь людей, потому что сверхъестественное вмешательство в жизнь людей открывает их сердца к Богу.

И важен ещё такой момент. Бывает, люди не всегда понимают, что во время консультации действует Дух Святой или Он что-то показывает в молитве. И важно помочь человеку принять это служение Духа Святого, понять, что это не у нас какие-то способности. Я думаю, это главное в служении консультирования, а всё остальное –  наживное.

Вопросы аудитории и ответы старейшины

 Вопрос №1 (брат). Как быть в ситуации, когда консультация нужна сестре, но в силу разных причин (нет сестры-консультанта или сестра не хочет консультироваться у этой сестры) она просит консультацию пастора. Пастору лучше отказать и направить ее к сестре или?..

    Ответ: Я думаю, важно задать вопрос: в каком ключе она хочет получить консультацию, в чем проблема? Если проблема связана с какими-то личными интимными отношениями, то я считаю, есть смысл переключить ее только на сестру.

Важно, чтобы были правильные отношения с женой, а консультанту нужно быть очень внимательным. Потому что жёны быстро улавливают любые душевные связи своих мужей. И дать им возможность говорить. Знаю на личном опыте, что это может помочь увидеть то, что самому понять не удается.

    Сестра: Таким образом выявить легко сам мотив человека. Потому что если мотив – решить проблему, то уже какая разница, с кем встречаться? Я буду бежать к любому доктору, к любому человеку: к старейшине – хорошо, к лидеру домашней группы – хорошо, главное – решить свою проблему.

    Если, допустим, сам пастор говорит:

    – Я не буду встречаться, ты встретишься с моей женой.

    А человек говорит:

    – Жена твоя некомпетентна, – в таком случае с ним никто не будет встречаться до тех пор, пока он не поймёт, что из-за этого непослушания консультирование не даст никаких результатов.

 Надежда Ульяненко: За исключением исповеди люди редко требуют консультации именно пастора. Надо спросить: какая цель консультирования?

     Вопрос №3 (брат). А в чём разница между «тайной исповеди» и «хранителем чужих тайн»?

 Надежда Ульяненко: Например, когда человек рассказывает о нераскрытых преступлениях, нужно быть осторожным, к чему люди это говорят. Потому что есть такое понятие, как «тайна исповеди», и по закону священник имеет право не говорить то, что ему было сказано на исповеди. Есть разница — человек исповедуется или хочет тебя сделать просто хранителем его тайны.

    Я когда-то с одним братом разговаривала, и он обо многом рассказывал, я потом спрашиваю:

    – А зачем ты мне это рассказываешь? – То есть большинство людей адекватные, и адекватные люди как раз могут покаяться. Но нужно быть аккуратным в том, что мы слушаем. Я этому брату говорю:

    Я не хочу быть хранителем чужих тайн, особенно за которые ты не отсидел. Зачем ты мне это рассказываешь?!

     Брат:  Действительно, во время консультирования душевные связи могут возникать. На личном опыте я заметил, что иногда ты начинаешь общаться с человеком так близко, что становишься частью его жизни (это касается не только сестер, это в общем). Завязывается дружба, и уже не ты человека консультируешь, а он тебя контролирует. И важно не нарушать этот барьер, самому не впускать человека настолько, чтобы он начал контролировать тебя через такие взаимоотношения в консультировании. А все начинается с хорошего желания помочь человеку.

    Отвечает Надежда Ульяненко: Мы же открыты идти навстречу людям и помогать. А есть такие, которые вываливают свою внутренность, и таким образом привязывают нас к себе. Некоторые это делают сознательно, а некоторые – несознательно. А мы же ответственны за то, что слышим. И если человек рассказал о себе что-то негативное, то потом я с ним дружу, общаюсь, чтобы он не подумал, что из-за услышанного я от него отвернулась. И таким образом я получаюсь привязанной.

    Брат: Для служителей нормально годами строить доверительные отношения с людьми. А потом приходит момент, когда надо вскрывать что-то, обличать кого-то, делать какую-то операцию, и ты не знаешь: а как это делать при таких отношениях? а как ему делать больно? Но от этого никуда не денешься.

    Отвечает Надежда Ульяненко: Хорошая практика, когда приходится делать наставления людям, с которыми у тебя близкие, дружеские отношения, — привлекать второго служителя. Когда ты один, приходится доказывать, что это не твое предвзятое отношение, а когда присутствует второй человек, разговор выходит из области: ты и я, и автоматически идёт в другой плоскости. В таком формате консультирование носит официальный характер. Если человек говорит, что доверяет только тебе, надо объяснить, что в этой ситуации для более эффективного результата нужна помощь второго служителя.

    Поэтому если консультация зашла в тупик, то, бывает, нужно говорить:

    – Я не могу тебе помочь! И это нормально, потому что у меня же не семь пядей во лбу, чтобы всех вывезти в счастливое будущее. Поэтому я не справляюсь, и нужна помощь второго служителя.

    Кроме того, присутствие второго человека даёт некоторую безопасность, потому что, бывает, с человеком встретишься, а потом тебя обвиняют:

    – Ты мне то-то и то-то сказал, а я пошёл и сказал жене, что я развожусь.

            То есть когда проводится консультация вдвоём с таким же служителем, это автоматически снимает много вопросов.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Это у меня такой характер, потому что когда этот парень сказал:             – А чем ты можешь мне помочь? – Я начала думать, ведь я же не могу не ответить. Если мне поступил вопрос, то я обязательно должна ответить. Я к нему пришла и говорю:             – Ты говоришь, что я не пойму, врешь ты или нет, что у тебя ушли годы тренировок на это, а я, наивная, предлагаю тебе помощь, даже не понимая, кто ты. Дары Духа Святого открывают понимание о человеке     – Ты знаешь, – говорю, – может, у тебя и ушли годы тренировок на то, чтобы никто…

Обзор

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

три × три =