Главная / Практический опыт / Наставничество и отцовство. Валерий Григораш
Наставничество и отцовство. Валерий Григораш

Наставничество и отцовство. Валерий Григораш

Структура и система

Это очень важно – структура и система. Любое действие Божье (в Писании и везде), оформлено в определённую систему или в определённую структуру.

 В Писании Дух Святой сравнивается с елеем. Так вот, если у вас есть елей, но нет сосуда, у вас нет системы или структуры. Елей есть, но без сосуда он будет разлит на землю, он просто пропадёт и не будет никакого эффекта. Здесь  кто-то из раввинов говорил, что в общине:

– Начал Дух Святой двигаться, пришло так много людей, и мы так выросли! – И потом через какое-то время они как пришли, так и ушли, и количество людей осталось то же самое. Это обычно происходит, когда у нас нет сосуда, или нет такой структуры, куда бы мы могли то, что Дух Святой делает, налить.

Я вначале хочу говорить об институте наставничества в церкви и немножечко свидетельствовать о том, какую хорошую и важную работу, для церкви и для общины, может этот институт сделать,  также может сделать и плохую работу (это из серии ошибок, которые мы допускаем).

Факторы влияния на рост церкви

Когда речь идёт о росте количественном, то мы понимаем, что нет панацеи, это всегда совокупность факторов. И для того чтобы церковь росла, есть множество различных факторов.

  • Первый фактор – это действие Святого Духа. Мы не можем влезть в сердце человека, и никто не может родить его свыше усилием своей воли: напрячься, и так сильно верить, что человек – раз и родился свыше. Понятно, что это Дух Святой.
  • Второй фактор

В 2007 году у нас была небольшая церковь, где я был пастором, 120-130 человек (это на воскресном собрании). За год мы выросли до 300 человек (это тоже те, которые на собрании). Это не все, как говорил Алексей Ледяев, если позвать внучку, Жучку и всех остальных, то много наберётся. Рост, как для 2007-2008 годов, нормальный.. В первую очередь мы обязаны за это Святому Духу.

В течение года мы делились видениями, что есть в сердце Бога, о чем мечтает Бог. Делились до тех пор, пока это не загорелось в наших сердцах, в сердцах людей.

  • Третьий фактор

Мы увидели, что, как ни странно, но третьим моментом, который катализировал рост церкви, можно сказать, даже бурный рост в течение года – это институт наставничества. Именно наставничество было одним из тех моментов, который катализировал рост церкви. Этот институт, он побуждал людей как к евангелизации, так и выполнял свою прямую роль или прямое назначение: закрывал заднюю дверь церкви, то есть люди, которые в церковь попадали, по большому счёту в церкви оставались, а не выходили в заднюю дверь. Это большая проблема, когда у нас множество людей приходит и вроде бы обращается искренне, но мы видим, что остаётся намного меньше людей. Нужно закрыть заднюю дверь, и нет другого такого мощного инструмента, как наставничество, который мог бы это сделать. Поэтому я считаю, что наставничество – это один из очень важных библейских инструментов, которые должны присутствовать в служении церкви или общины.

Мы всегда действуем с Богом, «мы соработники у Бога» – Павел сказал об этом. Мы всегда с Ним действуем 50 Х 50. 50% – это работа Святого Духа, 50% – это мы. «Коня готовят на день битвы, а победа приходит от Господа». То есть если мы не приготовили коня, если мы не сделали свою часть работы, то даже если Бог дал нам победу, мы до нее не доскачем. Если не подтянуть хорошо седло, то по дороге к победе мы просто свалимся. Поэтому важно то, что делаем мы.

Роль наставничества в жизни общины (церкви)

Классическое место Писания – Притчи 11 , 14: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует».

Друзья, секрет благоденствия церкви – во множестве попечения, во множестве советников. Это Библия, это Писание. То есть, если мы хотим, чтобы церковь процветала, у нас должен быть хорошо развитый институт наставничества. И таких наставников и советников должно быть множество, а не кто-то один – «а при множестве советников будет благоденствовать народ».

Церковь будет расти, люди будут оставаться в церкви.

Написано:  «Если в начале наставить юношу на правильный путь, то он до конца дней своих не свернёт с этого пути».

Это важно для того чтобы церковь (или община) была здоровой, цветущей и постоянно растущей. Наставничество даёт этот импульс росту церкви. Кроме того, наставничество – это такой институт, где большое количество людей можно задействовать в реальное служение. То есть не как бы ты служишь, ну просто проповедуешь, потому что надо служить и надо что-то делать. И люди себе находят какое-то занятие, которое очень часто не приносит реальный плод вообще в Царство Божье. То есть занятий много, но просто надо что-то делать, какую-то картинку делать, что есть какое-то движение в церкви и так далее. Но наставничество – это то, что связано с реальным служением. Вот, здесь реальный человек, реальный я. И то, что я делаю в его жизни, это сказывается на нём, на его душе, на его христианском пути и так далее. Поэтому я думаю, что это очень важно.

1Коринфянам 4:15: «Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием».

– Апостол Павел здесь говорит к Коринфской церкви. Речь о том, что она перестала воспринимать духовный авторитет Апостола Павла. Он напоминает им и настаивает на своём духовном отцовстве.

Павел пишет : у вас там, в Коринфе, тысячи наставников…

Представьте себе, в одной церкви Коринфской – тысячи наставников. Не один, не два, не просто какое-то служение наставников, а тысячи! То есть — это было настолько массовым явлением, которое  захватило абсолютно всю церковь. Большая часть церкви была вовлечена в это служение. Большая часть церкви! Это такое служение, которое настолько необходимо! Это не какое-то эксклюзивное служение, особенное. Знаете, есть специфические служения. Это мы можем назвать ещё хлебным служением. Вот, знаешь, как без хлеба ты не проживёшь, вот хлебное служение, настолько необходимо и настолько жизненно важное.

Поэтому когда мы смотрим на апостольскую церковь или на церковь первую (ещё называем мы её), и мы видим там успех, мы видим феноменальный рост, мы видим феноменальное распространение, мы видим жизнь этой первой церкви. И одной из важных составляющих успеха первой церкви является наставничество. Они смогли быть настолько успешными, потому что они смогли поднять этот институт наставничества. Как они это сделали, я не знаю. Там деталей нет. Может быть, если вы найдёте – покажете мне, но я не вижу деталей. Потому что детали – это наше поле творчества с вами, наше поле поиска Бога и так далее. Но это принцип: «у вас тысячи наставников». Я думаю, что это было не только в Коринфской церкви. Это то, что было распространено в то время. Поэтому я верю, что сегодня успех церкви заключается в том, чтобы поднять многотысячную армию наставников.

Определение «наставничества»

Несколько слов о том, что такое «наставничество». Кто из вас постарше, может быть, вы помните, что в советское время на производствах был такой институт наставничества, были наставники. Я помню, нас привели из школы на экскурсию на завод и говорят:

– Вот это Василий Иванович, он наставник, он заслуженный, он наставляет молодёжь. – Это что значит? Это значит, что он делится с молодёжью своим опытом, своими навыками, своими знаниями. То есть всё, что он приобрёл, он это передаёт молодёжи.

Интересно, что бизнес — структуры, они понимают важность наставничества. И в бизнес — сфере есть даже определение «наставничества». Но, в общем, если мы возьмём и сведём к очень простой формуле что же такое наставничество?  Наставник – это человек, который делится с новичками (если это бизнес, то с новичком; если это церковь, то это новообращённый человек) своим знанием, навыком.

К примеру, я могу сказать:

– Надо молиться! – Но человек понятия не имеет, что значит «молиться» вообще, у него отсутствует это напрочь. Поэтому нужен навык в молитве. Знания, навык и опыт свой.

В Библии греческое слово «наставник», – это «детоводитель». Если взять по ключу Стронга, то там конкретно написано, что это «детоводитель». И детоводитель, он отличается от педагога. Если мы берём, к примеру, греческий язык, то педагог – это тот, который излагает материал (вот, как я сейчас из-за кафедры). А наставник – это был немножко другой человек. И если мы посмотрим греческую культуру того времени, я ещё в детстве, помню, читал книгу, это была книга о Древней Греции, и там главными героями этой книги был маленький мальчик и его детоводитель или раб, который был приставлен к нему. Он всегда был рядом, брал его за руку и водил всюду-в школу и т.д. Как правило, эти рабы были грамотные (а среди рабов немного было грамотных людей), они помогали делать уроки и так далее. Поэтому это детоводитель.

Есть люди, которые в буквальном смысле нуждаются в том, чтобы какое-то время, какой-то этап кто-то брал их за руку и водил путями Божьими. Если не будет таких людей, есть много людей, у которых нет шанса познакомиться с Христом. К примеру, у меня есть соседка, она верующая уже лет 20, и ей свидетельствовал я и моя мама. И она всё время обещала, что она придёт в церковь, но она не приходила. И тогда моя мама начала делать вот что: заходить к ней каждый день, брать её за руку и вести в церковь. И она делала это два года: водила её в церковь, потом водила её в библейскую школу за руку. Потому что та по дороге в библейскую школу либо на базаре зависала, либо ещё где-то. И вот, она водила её 2 года, объясняла ей основы веры, объясняла ей, как понимать Писание, как читать, как молиться. Результат: она верный член нашей церкви 20 лет. Если бы не было детоводителя – не было бы шанса у этой женщины познакомиться с Христом, а у нас бы не было сестры в церкви верной, посвящённой, наученной.  Кто это сделал? Это сделал наставник-детоводитель. Представьте, если у нас поднимется армия таких людей, которые будут в этом видеть своё служение.

Знаете, очень часто мы можем говорить людям:

– Ты призван! У тебя великое призвание! – И люди по-разному как-то это воспринимают. У нас одна молодая сестра, у неё служения нет в церкви, и к ней подошла лидер прославления нашего и говорит:

– Слушай, у нас некому шнуры скручивать, когда заканчивается прославление. Нам нужен человек, который послужил бы нам. Давай, каждый раз после собрания, ты будешь их скручивать, собирать….

Она говорит:

– Нет! Это не моё призвание. Моё призвание большое, оно на весь мир!

 Лидер прославления говорит:

– А, я поняла, это моё призвание. Всё, я буду продолжать это делать, как делала это многие годы.

Когда мы начинаем учить людей о служении, важно учить, что это реальное служение Христу, и что это может быть призванием человека. Потому что дары различны, призвания у людей различны, и оно ничем не меньше, чем призвание быть апостолом, если ты, верно, его исполняешь. И я думаю, что эффект будет потрясающий!

Итак, мы увидели, что у нас в то время, когда церковь выросла, она была охвачена наставничеством. Новообращенные были нарасхват. То есть человек, как только перешагивал порог церкви, всё, его кто-то сразу – раз за руку детоводитель и потянул. Всё, попал! У нас там специальные пособия по изучению Библии и наставник занимался. Там 31 тема. Начинается с того, что Бог есть, и заканчивается тем, что: «я посвящаю всю свою жизнь Христу». Они очень простые, это то, о чём за 15 минут можно с человеком поговорить. И все люди были охвачены. У новообращённого не было шанса просто, чтобы его кто-то не взял за руку и не повёл. И сейчас те люди, которые в то время покаялись, и они выросли, они свидетельствуют, говорят:

– Слушай, как было круто! – Я говорю в прошлом времени, я объясню, почему. – Как было круто, потому что просто наставничество нас сформировало и взрастило, и сделало нас служителями. – Вот с того времени есть много пасторов, которые у нас выросли. Именно благодаря тому, что был дан очень хороший такой толчок, старт.

А потом с наставничеством начало что-то происходить у нас. И мы перестали делать акцент на него. И я перестал это делать интуитивно, потому что я начал понимать, что что-то не то. Наставничество перестало работать на церковь, а начало работать против неё. Я объясню сейчас, почему.

Ограничения в служении наставника

Дело в том, друзья, что у наставничества (у наставника) и вообще у этого института, как и у любого другого, есть свои ограничения, есть свои границы. У любого служения есть свои границы, кроме служения Иисуса Христа, у него границ не было. Когда мы говорим о наставничестве, у наставника есть границы в его полномочиях и есть границы в том времени, которое он должен влиять на человека. Вот эти два важных ограничения. Мы заметили, что из-за того что наставники не были ни чем ограничены, они переходили эти границы, и они так влияли на людей, что люди стали изолированы от влияния других даров, от влияния пастора, например.

Я подхожу к человеку и говорю:

– Слушай, ты знаешь, Слово Божье говорит, надо тебе вот так, вот так и вот так делать.

И он мне говорит:

– Нет! Потому что мой наставник учит меня по-другому. А я должен быть послушен моему наставнику! – потому что наставник его этому научил, что он должен быть послушен своему наставнику. Я смотрю и говорю:

– Подожди, но я же твой пастор!

Он говорит:

– Да, пастор, я понимаю… Но должен же быть порядок. Я же должен быть верен своему наставнику!

Ошибки при наставничестве

Мы увидели, что для наставничества необходимы ограничения в полномочиях и во времени. Мы увидели несколько ошибок, которые мы сделали из-за того, что не учили ограничениям людей.

      • Наставники брались решать вопросы, для которых у них не было ни полномочий, ни благодати. Я не знаю, может, это у меня только так в служении. Но кто из вас в служении сталкивался с тем, что у человека проблемы в семье и хороший, сердобольный наставник, а чаще всего – наставница наставила (исходя из своего опыта житейского), как нужно поступать в семье. Пример: Муж никак не может понять жену и ведёт себя неправильно, и вот такой совет:

– А ты возьми и на время от него уйди. Он поймёт, что он поступил неправильно, придёт к тебе, встанет на колени и скажет: дорогая, я всё понял, возвращайся! – И таким образом просто разваливались браки. То есть глупее совета вообще дать невозможно.

Библия говорит, что «каждому нам дана благодать — по мере дара Христова». Есть дар и на этот дар дана мера благодати, определённая. И если человек-наставник – это важнейшее служение, но оно ограничено той благодатью, которая дана. Благодать дана для наставления, то есть это начатки веры, начатки пути Господня, дать старт человеку, показать начало его жизни с Богом и хождения с Богом. Когда этого нет, это начнёт играть против церкви.

      • Следующий момент. Наставники завязывали верующих на себе, то есть требовали посвящения себе и послушания себе. И таким образом, люди как бы оказывались заблокированными на своём наставнике, и их рост духовный прекращался, они не могли вырасти дальше своего наставника. Вот они упёрлись в своего наставника и всё. Потому что только он! Ну, ещё есть возможность пастора послушать из-за кафедры.

Но, друзья, вот то, что я обнаружил. Тот, кто говорит человеку лично, глаза в глаза, всегда выиграет у того, кто говорит из-за кафедры. Всегда! Сколько раз я замечал: я проповедую на какую-то тему, человек прослушал и приходит ко мне в офис на консультацию. На этой неделе я проповедовал на эту тему. У него проблема, и он говорит:

– У меня вот такая и такая проблема, Я беру и ему пересказываю свою проповедь. Только пересказываю, и мы сидим уже на диванчиках, на креслах, и я глаза в глаза пересказываю ему. А он: – Пастор, спасибо, я всё понял! Сейчас это сработает в моей жизни!

Я понял, что всегда, когда лично разговариваешь, что бы ты ни говорил, это попадает. Из-за кафедры – ну, там такое разбросанное: что-то попало, а что-то пролетело просто мимо, далеко. Поэтому у нас получалось так, что наставники начали влиять на церковь и на людей сильнее, чем старшие служители. Люди стали настолько на них завязаны, что не смогли вырасти дальше. Как правило, они не смогли развиться, найти свои дары, своё призвание, служение. Потому что если наставник видит свой дар или своё призвание, он в это будет тянуть и человека, которому он служит. Потому что он ничего другого не знает, но это его видение жизни.

      • И третий момент, Наставники ожидали, что люди будут верны и посвящены им на всю жизнь. Даже вот так вот учить начали:

– Всё, ну, ты же со мной, и это отношения на всю жизнь наши с тобой! Всё, это же на всю жизнь! Это вот такое на всю жизнь!

Конечно же, в этом есть ограничения. Друзья, вы же знаете, что даже пастору никто не может быть верен на всю жизнь. Невозможно это! Потому что хорошо и правильно быть верным пастору, но в Откровении написано «Будь верен до смерти», кому? Христу. Там в контексте имеется в виду, что это Иисусу. Будь верен Ему до смерти. А я не могу потребовать от человека:

– Слушай, ну, всё, ты мне должен быть верен до смерти!

Причём эти наставники, они не плохие люди, я сейчас их не осуждаю. Они хорошие! Но вот, правда, искренние христиане, любят Господа и хотят доброго, и служить хотят. Но из-за того что (это наша вина была, мы не понимали на тот момент) мы не поставили ограничений определённых, они пошли настолько далеко, насколько им разрешили идти, не понимая, что происходит, и не понимая, какую медвежью услугу они оказывают людям и оказывают вообще церкви и служению. Поэтому когда мы начали разбираться с этим всем: что же случилось? Почему у нас институт наставничества перестал приносить огонь, который приносил? Перестал быть этим катализатором роста церкви? Перестал как бы приводить людей к такому огненному посвящению Христу и служению, к жертвенности и так далее?

Гал. 4: 1-2, «Ещё скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинён попечителям и домоправителям до срока, отцом [назначенного].

– Здесь контекст понятен, речь идёт о законе, что закон был (там так и сказано) «нашим детоводителем ко Христу». Но образ взят снова же из греческой жизни. Потому что пишется галатам, Галатийской церкви, которая была в греческой культуре.

И здесь написано: «пока в детстве, ничем не отличается от раба».

– человек, который уверовал, он практически не отличается от неверующего человека, но, –

«он подчинён попечителям и домоправителям до срока, отцом [назначенного]».

Вот этот попечитель – это и есть детоводитель. Наследник подчинён детоводителю, но до конкретного срока. То есть, ты занимаешься с этим человеком, вот такой вот срок и не больше. Иначе твоё влияние будет наоборот негативным на него. Там будет уже примесь человеческая, душевная. От него ты захочешь верности, ты захочешь послушания. Это же психологическая вещь. Ты же столько в него вложил! Хочется, чтобы не только Христу была отдача, но и себе! И это человеческая природа наша. Если вы служители, вы с этим должны были сталкиваться. Не знаю, ну, разве что вы Ангелы. J Но если ты служитель, и ты вкладываешь в человека, а потом человек куда-то уезжает, уходит или ещё что-то, или делает не так, как ты ожидаешь, – что мы чувствуем? Разочарование, боль и так далее. Нам же хочется отдачу тоже увидеть в своём служении! Но мы понимаем и в случае с наставниками, мы понимаем тоже, Но отдачу должен получить Христос, Господь должен получить. Поэтому срок – «до срока, отцом [назначенного]».

А если мы говорим о церкви, то, друзья, хотим мы того или не хотим, и несмотря на то, что эта истина была дискредитирована, но духовное отцовство существует объективно. Мы можем говорить «чтобы не называть никого отцами». Но Апостол Павел претендовал на отцовство духовное. И если разобраться, что имел в виду Иисус, когда Он говорил «не называйте никого отцами или учителями», а апостолы назывались учителями и отцами, и людей называли своими сыновьями духовными. В церкви или общине, есть духовное отцовство. Человек, который несёт ответственность за людей. Именно они назначают срок, сколько длится ответственность. Тебе дали человека на время, чтобы ты сделал свою работу, а потом этого человека нужно дальше передать иным дарам, потому что в церкви много даров. Чтобы на него мог влиять пастор, отцовство, могли повлиять учителя, и развивать этого человека «в меру полного возраста Христова». Чтобы он созидал церковь.

В итоге у нас получилась «прокладка» между старшими служителями церкви и людьми. Их вовремя не передали. И мы не могли понять:

– Да что же такое?! Вот мы, как старшие служители, вместе молимся, ищем Бога, получаем от Него откровения – мы горим! – Вот реально мы переживаем Духа Святого, мы переживаем вот эту ревность. А в церковь это не доходит, теряется. И мы думаем: – Почему раньше доходило, а сейчас не доходит? – А потому что там – прокладочка. Всё уже! Там стоит человек, который слушает пастора, фильтрует всё, что пастор говорит, и потом в личном общении говорит своему подопечному, только своё понимание и своё видение того, что он слышал. Не то что пастор сказал, а то, как он это интерпретирует. И всё, и у нас  церковь получилась вот такой отрезанной.

Поэтому мы не отвергли наставничество, потому что мы понимаем, насколько оно важно, и мы видели на примере, как оно сработало у нас в церкви. Но нам сейчас важно, и мы сейчас в процессе этого находимся переформатирования. Мы там и домашние группы в этом смысле переформатировали и так далее. Мы хотим, чтобы наставничество снова заработало. Мы хотим, чтобы оно снова стало влиятельным, и чтобы оно снова работало на церковь. Но теперь мы понимаем: наставников нужно обучать и им нужно поставить границы определённые, и за этими границами нужно следить, должны быть пограничники. Любая граница, которая не охраняется, перестанет быть границей, друзья, её будут пересекать как угодно. Поэтому границы должны быть и служители, они должны за этими границами наблюдать.

Разница между наставничеством и отцовством

Духовное отцовство необходимо. Апостол Павел писал: «у вас тысячи наставников, но не много отцов».

И вот это, «духовных отцов не много» – с одной стороны, это объективная реальность, а, с другой стороны, это большая проблема церкви. Именно отцы приносят баланс и приносят покров, защиту от всего: от нашего человеческого несовершенства, от лжеучений. Если в церкви есть отцовство – церковь будет чувствовать себя в безопасности, и люди будут нормально там развиваться. Наставники, в силу своего дара, не могут дать отцовства. Отцовство – это другой уровень зрелости. Просто есть люди, которым Бог дал благодать быть отцами.

Я смотрю на некоторых верующих: хороший, 20 лет верующий прошёл все школы, искренний… Но он не может быть отцом, потому что отец должен иметь широкое сердце, которое принимает абсолютно всех в любом состояни. У отца должна быть твёрдость, потому что если папа только по головке гладит, то потом будут проблемы. Отцовство важно!

Наставники должны научить людей правилам Царства Божьего. В Царстве Божьем есть правила. Мы пришли из мира и написано, что «мы вошли в Царство возлюбленного Сына». Здесь совершенно другие правила, они абсолютно не похожи нате правила, по которым мы в мире живём. Люди этого не знают. Вот, они совершили эту алию, они переехали в Царство Божье, и они не знают теперь законов этого Царства. И вот здесь нужны наставники, которые учат. Их задача, чтобы люди начали эти правила соблюдать и выполнять, подчиняться им. Сын, «он подчинён этим наставникам до срока, отцом [назначенного]».

В отцовстве происходит по-другому, если наставники подчиняют людей правилам, то отцы берут эти правила и заставляют работать на детей. То есть смотрите, наставник может сказать:

– Это суббота и всё! Нельзя!

А отец приходит и говорит:

– Слушай, так не человек же для субботы, а суббота для человека. Не человек для правил, а правила для человека.

Наставники имеют дело с разумом человека, а отцы имеют дело с сердцем человека. И если у нас будет только наставничество хорошее, то у нас будет прекрасный интернат. Будут правила все, и они будут чётко исполняться. То есть вовремя будет завтрак, обед, ужин, сон по расписанию, прогулка и всё остальное.

Только нет папы, и сердце человека полностью в заброшенном состоянии.

Так вот, вместе с наставничеством очень важно, чтобы был другой институт. Это институт отцовства, он, будет балансировать институт наставничества. Потому что «неверные весы – это мерзость всегда перед Господом». И поэтому внутри церкви, внутри собрания всегда должен быть здоровый баланс между наставничеством и между отцовством. И, как правило, если эта церковь только началась или, может быть, она небольшая, и там не будет много отцовства. Иногда отцом просто будет пастор.

Причины ложного отцовства

Я сказал, что эта истина была дискредитирована по причине:

      1. Ложное отцовство – это когда отцы используют детей для своей выгоды;
      2. По причине незрелого отцовства — от него деться некуда.

У меня три сына.

– Наш старший – это экспериментальный вариант (шутка).

Почему? Потому что когда он родился, нам по 20 лет было. И я сделал на нём все ошибки, которые можно только сделать. По милости Божьей он с Господом остался. И понятно, что уже со вторым мы не повторяли ошибок. А третий должен выйти совершенным. J

Но все равно, мы никуда не денемся от незрелого отцовства. Мы должны понимать, что отцы тоже растут, они должны вырасти. И мы должны понимать, что если вы только недавно занялись служением, то вы будете, как отец, делать ошибки. И это очень важно, потому что есть то, что дискредитирует институт отцовства. Когда мы решаем, что:

– Если  я отец, и я непогрешим.

Об этом говорил Иисус: Никода не называйте отцом с большой буквы. Потому что вот таким непогрешимым Отцом, Который не делает ошибок, и Которому всё наше посвящение принадлежит до смерти, может быть только Бог. Но все земные отцы, они всё равно делают ошибки. И поэтому отцовство точно так же необходимо, как наставничество. Но мы должны понимать, что это отцовство растёт. Если вы молодой отец, то надо думать:

– Я буду расти, – и нужно быть критичным по отношению к себе, что, – я буду делать ошибки, чтобы можно было их исправить.

И также под вашим началом могут быть незрелые отцы. И вам нужно иметь терпение и достаточно милости для них, чтобы дать им возможность тоже вырасти в зрелых отцов. Потому что они будут оказывать правильное влияние на церковь всё равно, как бы там ни было. Поэтому должен быть этот баланс между наставничеством и между отцовством.

Хочу ещё раз пройтись и сделать ударения.

Отличительные черты наставничества

1) Без наставничества не будет процветающей церкви, потому что «при множестве наставников благоденствует народ».

2) У наставничества, как и у любого служения, должны быть свои рамки или свои ограничения.

3) Для наставничества нужен баланс, присутствие отцов или отца в церкви.

Вопросы участников и ответы спикера

      • Вопрос: Кто определяет, когда человека нужно передать отцу? На каком этапе?

Валерий Григораш: Система. В небольшой церкви или общине, все просто.. Ты смотришь, наблюдаешь, все люди у тебя, как на ладони. Ты видишь, когда пришло время. Когда это большая церковь — невозможно это отследить. Должна быть система какая-то. То есть вы решаете, сколько наставник должен влиять на наставляемого, и как он должен передать  его. Может быть, дальше, чтобы человек двигался, подвязать его под служителя старшего. Вот допустим, у вас коленные. Сколько коленных здесь присутствующих могут заниматься наставничеством с новообращенными? Нисколько, ни один не сможет; это невозможно. Кроме коленных есть ещё какие-то люди, которые тоже занимают позиции в служении, которые из-за своей позиции в служении, из-за возложенной на них ответственности, не могут заниматься новообращёнными. Поэтому есть наставники. Но когда человека взрастили уже до определённого возраста, тогда уже должен вступить другой дар: старший служитель или лидер. Ему уже дали (поймите меня правильно, в кавычках я говорю) «материал» для работы, с которым он может работать уже. Там процесс уже, как конвейер. Это всё неодушевлённые вещи, но мы говорим о системе. Поэтому она должна быть разработана и играть определённую роль.

Добавление (брат): «Я дополню пастора Валерия. У нас это работает. В нашей церкви, есть школы, которые доводят новообращённого человека до уровня служителя и до уровня отцов. То есть это та система, о которой только что говорили, что если человек пришёл в дом Божий и родился свыше, то ему нужно дать основы христианства. Но как только он заканчивает школу для новообращённых, ему нужно дать шанс встать на следующую ступень своего духовного развития – это побудить его к священнослужению. Дать ему второе образование, потом – третье. Есть ступеньки подъёма в служении и вообще в росте, где будут и вот эти ограничения, где будут и обозначения. И когда человек пришёл в школу для служителей, он имеет право стать лидером. Потому что новообращённый лидером стать не может. Поэтому его нужно взрастить, дать ему какую-то базу знаний, чтобы пастор мог сказать:

– Вот теперь ты можешь занять лидерскую позицию в церкви.

Человек стал лидером, он служит и проявляет свои какие-то качества. Даёшь ему третий уровень знаний, то есть ещё более высокий, глубокий, и ты уже теологию вкладываешь туда. И говоришь:

– Вот теперь ты можешь вырасти  в пастора!

Мы сами определяем уровень и смотрим за человеком. Есть школы, которые практически исполняют роль детоводителей от младенца до священнослужителя, до пастора».

      • Вопрос (брат): «Как поступать с человеком, который всегда учится и никогда не может постичь познания?»

Валерия Григораша: Это тайна. Что с ними делать, я не знаю. У нас есть такие люди, которые были на всех наших школах. Другие злились на них:

– Пастор, давай не будем пускать или ещё что-то…

Я говорю:

– Ну, вреда церкви не приносят?

– Нет, не приносят.

А если будут вред приносить, то тогда, конечно, ну, что делать?..

– Ну… пусть ходят тогда…

      • Вопрос (брат): Все потом наставники согласились, когда хотели отпускать своих учеников: Когда вы это увидели, поняли и начали с ними разбираться?

Валерий Григораш: Ну, вы бы согласились? Этот процесс. Мы разговаривали, говорили, мы там организовывали встречи служителей. У вас колена, а у нас ветки есть, и вот, я приезжал сам на ветки, я брал Слово, мы разбирали Слово, смотрели это всё и так далее. То есть мы как бы лечили болезнь, которую мы сами запустили, потихонечку. И сейчас у большинства как бы всё нормально, всё на место встало. То есть чему я научился за время служения? Когда мы производим какие-то перемены в служении, самое важное – не спешить, то есть не рубить сплеча, делать очень-очень постепенно.

Притча о рояле 

В церкви пришёл новый пастор, и там старый рояль стоял в церкви. Перемены, новая метла, в основном, метёт по-новому. И пастор решил переставить этот рояль в другой угол. Он переставил рояль, полцеркви поднялось, возмутилось:

– Этот рояль стоял в том углу, ещё наши дедушки, когда сюда ходили! – И выгнали пастора. Это в Америке было, там могут, умеют они пасторов выгонять.

И тогда пришёл второй пастор. И через какое-то время, пастор, которого выгнали, попал в эту церковь, и увидел, что рояль переставлен, пастор на месте, с церковью всё в порядке.

Он говорит:

– Слушай, как тебе это удалось? У меня тут такая буча поднялась!

А тот говорит:

– А я по пять сантиметров каждую неделю этот рояль перемещал, – и так потихонечку он его передвинул.

Поэтому когда мы производим перемены, главное – не спешить. Это принцип Бога, Он говорит: «Я мало-помалу буду прогонять от тебя врагов». Я это прочитал и думаю:

– Я тоже буду всё мало-помалу делать.

      • Вопрос: Ограничения для наставников как-то прописаны?

Валерий Григораш: Да. У нас есть пособие-31 урок, пособие простое. Существует определенное время для занятий, и потом наставник привязывает человека к домашней группе, подводит его к лидеру и говорит:

– Вот твой лидер, вот твоя овечка давай занимайся, – и так далее.

Мы учим о том, какими вопросами не могут заниматься наставники. Это табу: они не могут давать консультации по семье; вообще любой совет не могут давать, это однозначно; не могут быть учителями, богословами. Только начатки веры – это то, что они могут.

      • Вопрос: Скажите, пожалуйста, есть ли динамика в росте наставников, как служителей? Или они остаются в большей степени вот на этой позиции?

Валерий Григораш: Есть люди, которые призваны к одной позиции на всю жизнь. То есть человек, который всю жизнь будет молитвенником; есть человек, который всю жизнь будет петь в хоре. И это неплохо, всё зависит от призвания. Конечно же, есть люди, которые призваны пойти дальше, и это хороший опыт – служить наставником, хорошее начало – послужить наставником. И у нас есть целая программа, мы нуждаемся в старших служителях, в пасторах, мы их ищем просто. Мы смотрим за человеком, и если у него проявляется дар, если у него проявляется его призвание, мы начинаем его двигать в служительскую школу, в пасторскую школу. Начинаем давать ему задания, поручения, потом позиции другие, если он совсем справляется, потихонечку начинаем его продвигать.

Очень много членов церкви призваны быть верными на одном месте всю жизнь. Очень много! Именно вот это и есть основная сила церкви.

    Знаете, когда человек верный, и ты знаешь, что он там стоит. Как у меня был ходатай мой личный, одна сестра. Она сейчас уже не служит по причине возраста; не позволяет ей возраст, там уже к 80-ти. И она уже не может так активно молиться, как она ходатайствовала. И она в течение 15-ти лет была моим личным ходатаем. Я знал, что она точно будет на этом месте; я знал, что у неё не будет никакого левого откровения. Всё, она будет там, и она будет там, и она будет за меня ходатайствовать. И я это чувствовал очень сильно.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

восемь − 1 =