Главная / Практический опыт / О пасторской вере (часть 2)

О пасторской вере (часть 2)

Ограничения в пасторской вере

На протяжении 21-го года своего служения я постепенно обнаруживал, что, оказывается, у меня есть какие-то ограничения. Оказывается, я верю, что  могу действовать верой в определенного рода ситуациях и до определённой степени — скажем, «напряга», мере риска, если так можно выразиться. А дальше – я уже не могу верить, я не буду верить. Оказывается, это сидело во мне. И, поскольку я не исследовал, в вере ли я (а это неприятно, знаете, часто делать), то я не знал этого. Но когда я сталкивался с определёнными ситуациями, выходившими за эти границы, то оказывалось, что у меня здесь готовность опустить руки и перестать верить. А Бог подводил меня к этому именно для того, чтобы дать мне Свою веру, чтобы Его вера раскрылась изнутри меня, когда моя заготовленная вера уже не действует.

С какого-то момента я начал учиться – учиться тому, что Бог приготовил мне победную веру в любой ситуации, в любом случае, а не только в тех пределах, в которых я знаю, что я могу верить, и не только в ситуациях, не только в тех служениях, не только в тех раскладах, которые я уже промоделировал. Бог приготовил мне веру там, где я ещё не был, в том, что я ещё не понимаю, и именно там вера будет особенно нужна, именно вот в этих неожиданных ситуациях, именно в тех ситуациях, которые выходят за пределы моих представлений (извините, что я сейчас немножко сложно выражаюсь), именно в тех ситуациях, которые выходят за пределы моих представлений о том, где я могу верить, а где нет, именно там, в том, что выходит за эти пределы (я сочувствую переводчикам), именно там будет действовать настоящая вера. Потому что мне уже там не на что опереться естественным путём.

И именно, когда Бог начинает проводить  в таких ситуациях (а это — и ломка, и страх, и боль), ты решаешь: а вообще ты пройдёшь эту ситуацию, или ты сдашься, ты пойдёшь дальше, или ты отступишь и побежишь назад?

Я заметил одну вещь. Если ты просто решаешь, идти во что бы то ни стало (опять же, если это, конечно, Бог тебя ведёт), если ты решаешь идти дальше, проходить эту незнакомую ситуацию, проходить эти обстоятельства, которые ведут тебя необычным для тебя путём и как бы сдавливают, не отступать назад, и, по возможности, не останавливаться надолго, идти дальше, и ты просто как-то идёшь, то по ходу дела в тебе открывается Божья вера. Бог посылает Свою веру на твоё решение не отступать и не сдаваться плоти, обстоятельствам, бесовским мыслям, разному угнетению, нормальным и демоническим страхам и тем людям, которые призваны (опять же, на это можно посмотреть двояко) с одной стороны, остановить тебя и не дать тебе сделать то, что поручил Господь; а с другой, если мы посмотрим на них с Божьей точки зрения, то они призваны Богом закалить тебя и подтолкнуть тебя к новым смелым решениям веры. Я думаю, что это знакомо всем, ничего особенного я не говорю, но иногда полезно сформулировать кое-что, что мы отлично знаем, просто для некоторых практических выводов.

Для пастора, если он хочет исполнить своё предназначение, особенно важно использовать всё для подъёма веры, использовать всё как средство продвижения по Божьему пути, смотреть на всё именно таким образом.

Что-то становится перед тобойэто для того, чтобы ты либо набрался дополнительной Божьей силы, которой у тебя не было, просто принял её, как хотите, можете сказать, – востребовал её, или раскрыл её для того, чтобы сокрушить это препятствие, и с уже приобретённой силой, идти дальше по-новому.

Что-то начало сдавливать тебя с двух стороны, ты попал в тесные обстоятельства – это не для того, чтобы выдавить тебя назад, это для того, чтобы выдавить тебя вперёд, чтобы ты тут не задерживался.

Что-то с тобой случилось, чего не должно было случаться, что-то произошло, что не входило в твои представления о том, что может происходить с пастором, например. Предположим, это уже произошло и уже случилось, как на это реагировать? Можно отреагировать так: это произошло со мной для того, чтобы я, пройдя это, приобрёл опыт, и понимание, и веру, которую я смогу передать другим для того, чтобы они были более готовы к подобным обстоятельствам, чем я, и так далее, и так далее, и так далее.

Нам надо воспитывать свой разум, воспитывать свои внутренние реакции для того чтобы нам действовать верой, отвечать верой на любые вызовы и любые вопросы.

Записка из аудитории (Борис Грисенко зачитывает): «Может ли быть, что через много лет и усилий всё-таки не получилось поднять служение, помощников и так далее? Может, это не призвание пастора? Может, этот пастор не призван быть пастором? Что в таком случае делать и как освободиться от ответственности?» (прерывает чтение записки, комментирует прочитанную часть).

Раввин Борис Грисенко: Хороший вопрос, мне он нравится! Конечно, желательно на этот вопрос давать платные консультации, потому что надо будет взять ответственность за то, чтобы помочь вам освободиться от ответственности. А бремя такой ответственности, оно, знаете, требует, по крайней мере, молока за вредность. Так, ещё последний вопрос здесь есть.

Записка из аудитории (Борис Грисенко зачитывает продолжение записки): «Или же продолжать верить и двигаться?»

Раввин Борис Грисенко: Безусловно, некоторые люди оказались в служении пастора, будучи не призваны к этому. Но прежде чем пытаться ответить на эти вопросы, если вы мне позволите, я что-то немножко расскажу из своего опыта. Надеюсь, это не будет воспринято как то, что я тут любуюсь какими-то своими подвигами веры. Давайте так, если вы мне разрешите, я расскажу кое-что из своего опыта, имеющее определённое отношение к этим вопросам.

Пример послушания пастору и раскрытия благословений

Я вместе с Олегом Щербаковым – были помощниками пастора в церкви «Живое Слово». У нас было не одно, а целый ряд служений, за которые мы отвечали. И вот, пастору приходит такое понимание, что надо делать региональные служения в Киеве в ряде районов. И пастор говорит мне,  он так, как с просьбой обращается (я сейчас о себе только говорю): «Не можешь ли ты повести такое служение на Харьковском массиве?». Я мягко «технично» съезжаю. Пастор потом опять говорит со мной на эту тему. А я за это время уже помолился и мне конкретно (и это потом подтверждено было) Дух Святой говорит: «Я не посылаю тебя туда». Я честно признаюсь пастору в этом, и он говорит: «Хорошо, ладно, я найду другого человека». Проходит некоторое время, он опять возвращается ко мне и говорит: «Слушай! Никто не соглашается!». Он так и говорит: «Ну, никто не соглашается…» — и смотрит на меня. Ну, у меня же совесть есть… Хоть я услышал от Духа Святого и знал, что это Дух Святой, но у меня же совесть есть. Это — пастор, и я понимаю моменты правильного отношения, подчинения. Тем более пастор ведёт себя не напористо, а говорит: «Никто не соглашается…» – и смотрит.

Я говорю: «Хорошо! Дорогой пастор, я согласен, но максимум на три месяца. Потому что вообще мне конкретно сказано, что меня Господь туда не посылает».

Он говорит: «Отлично! А за три месяца я найду человека и всё решится». Значит, чётко три месяца – всё, договорились, есть! Я иду туда и начинаю, организовываю это служение, веду его. Проходит три месяца – пастор ничего мне не говорит, время идёт дальше– пастор ничего мне не говорит, и мне приходится вести это служение.

Что происходит? Новые люди почти туда не приходят, зато Бог начинает меня благословлять совершенно особым образом. Впервые Бог начинает давать мне знание, как  последовательно раскручивать определенные темы (а до этого я вообще никогда не проповедовал, иногда вёл определённые учения в узком кругу). У меня происходит быстрое научение тому, как проповедовать, как излагать учение на практике. Более того, Дух Святой учит меня определённым действиям, о которых я раньше не подозревал. И начинают происходить какие-то сверхъестественные вещи, которые раньше не происходили. В общем, я просто переполняюсь благословениями.

В то же время это служение почти не развивается, новых людей приходит чуть-чуть, с меня требуют, чтобы приходило больше новых людей, чтобы они каялись, чтобы служениие росло. Я не напоминаю пастору о договоре. Но у меня, как бы, начинается определённая внутренняя обида. Я молюсь, и мне опять Дух Святой говорит: «Я тебя не посылал сюда». Но в тоже время я понимаю уже без слов, что мне надо смириться и делать то, что говорит пастор. Я разбираюсь с обидой и продолжаю служить.

Чем дальше, тем больше меня благословляет Бог. Кое-какие люди приходят, каются. Но представьте себе: первая половина 90-х годов…, а тут – по одному только приходят… Через год с чем-то пастор приходит к выводу, что это было не от Бога, и он освобождает меня от этого служения. Всё хорошо! Но за это время, что я был на том месте, куда меня не ставил Дух Святой, не посылал Дух Святой, чётко мне сказал, что Он меня не посылает и не ставит, и я был только исключительно из послушания пастору, с самого начала осознавая, что это — не воля Божья вроде бы для меня – за это время Бог благословил меня так, научил меня так, наставил меня в таком, дал мне такую внутреннюю, как ни странно, уверенность, показал мне такие действия, научил меня так слушать Святой Дух… Я не буду вам подробности описывать, не хочу сейчас. Это было совершенно уникальное время особенных личных,  потрясающих благословений для меня! То, что я там слышал и видел, то, что я там пережил, то, чему я там научился, было совершенно бесценно. Я бы не был готов потом вести Общину, если бы не это время служения на том месте, куда Бог меня не ставил. Вы понимаете, почему я этот пример привёл, да?

Впоследствии я с такой благодарностью вспомнил пастора за то, что он меня, так или иначе, подтолкнул туда. Когда я сейчас вспоминаю своё время в «Живом Слове», хотите — верьте, хотите — нет, но это — одно из лучших моих воспоминаний, этот период – один из лучших, хотя внутри этого периода я был, как бы раздвоен. С одной стороны — я получаю благословения, Дух Святой действует, с другой стороны — реальных конкретных плодов очень мало. Я не говорю, что нет, за это время пришли и покаялись некоторые люди в «Живое Слово», которые потом стали служителями, некоторые из них сейчас пастора отдельных церквей. Но всё равно, в тот момент это смотрелось, я вам скажу, очень бедно и явно неуспешно.

Раввин Михаил Самсонов: Хотите ли Вы сказать, что когда Дух Святой Вам говорил, что Он Вас туда не ставит, Он не имел в виду запрет Вам этим делом заниматься?

Раввин Борис Грисенко: Да, Дух Святой мне просто показывал, что это, всё это мероприятие — не воля Божья.  И в конечном счете пастор не нашёл никого туда, и всё это дело закрылось, как закрылись потом и другие региональные служения. Сама идея оказалась не в Божьем плане. У меня лично было восприятие, что это — не моё место, мне туда не нужно, но Дух Святой туда вообще никого не посылал, не только меня. Поэтому мы всё время и договаривались с пастором, что «Когда ты найдёшь… Найдешь раньше, чем через три месяца, отлично всё будет! Но я буду только три месяца» – «Отлично, всё, договорились…». Год и три месяца я там был, где-то так.

Пастор Давид Чеботарев: Получается, что Иона сбежал от воли Божьей, но Бог с ним не прекратил работать.

Раввин Борис Грисенко: Совершенно верно!

Пастор Давид Чеботарев (продолжение): То есть, это из такой серии: мы можем оказаться не на нашем месте, но Бог с нами не прекратил работать.

Раввин Борис Грисенко: Нет! Я считаю, что я лично, подчинившись пастору, оказался, в конечном счёте, в совершенной воле Божьей. Извините, я понимаю, что это сложно звучит. Но я потом не раз анализировал эту ситуацию, и считаю, что я поступил правильно, подчинившись пастору. Я глубоко убеждён, что я поступил правильно, подчинившись пастору, хотя знал, что то, что мне поручает пастор, не является волей Божьей. Я не бежал от воли Божьей. Нет! Я не хотел туда идти. Оно мне было вообще никак. Поймите!

Это был Харьковский массив, я жил в центре города. На тот момент туда доехать – было что-то страшное, можно было только от метро «Дарница» добираться. Кроме того, я просто не хотел, потому что Дух Святой говорит мне: «Я тебя туда не посылаю». Но когда я подчинился пастору и пошел туда – не на своё место, Дух Святой сильно начал действовать лично для меня. Посмотрите! Он поощрил меня в этом, но само служение не развивал, ну, разве что, немножечко.

К чему я это говорю, друзья? Смотрите, ситуация следующая. Вопрос задан так: может это не призвание пастора? Что делать и как освободиться от ответственности?

Человек оказался на позиции пастора, постепенно у него складывается впечатление, что это — не его призвание, или с самого начала у него была глубокая уверенность, что он оказался пастором случайно, что он не призван быть пастором. Вопрос: если это было с самого начала, то, как он был поставлен пастором?

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

14 + 6 =