Главная / Практический опыт / О пасторской вере (часть 4)

О пасторской вере (часть 4)

Цените время подготовки к служению!

Пастор Борух: У меня есть короткое свидетельство. Я хочу сказать пасторам, чтобы мы все всегда ценили время подготовки. Потому что Бог нам даёт время подготовки. Вы знаете, когда я был призван в церковь, то сначала я был миссионером для бесноватых гуцулов в Межгирьи.

А потом параллельно Бог меня повёл в цыганский табор открывать там церковь. Ну, как открывать? Там был один служитель, но он упал, и мне пришлось просто подставить плечо. Мне сказали: «Ну, раз ты подставил плечо, значит всё, ты уже служитель этой цыганской церкви. Всё нормально!». И я даже не понимал, почему в неделю у меня восемь служений? Я не понимал! Я как та лошадь: и в Межгирье – к гуцулам, и в цыганский табор. И мне каждый раз нужно было «перегримироваться». Знаете, потому что я же не пойду в красной рубахе, кожаных штанах и черной безрукавке в Межгирье. Не поймут! Там надо было лапсердак одевать и чарес. А к цыганам – avardemo: «В атаку – к Иисусу!»

Потом, когда я был призван на служение в синагогу, то мне раввин сказал: «Ты понимаешь, куда ты попал и кому ты будешь служить?! Ты понимаешь, что восток – это дело тонкое, какие тут люди?! Ты понимаешь, сколько ты будешь иметь проблем с этими еврейцами?!».

Я говорю: «Я понимаю! Если я был пастор цыганской и гуцульской церквей, то для меня уже евреи – слава Богу, всё нормально!».

Понимаете, время подготовки закаляет человека. Во-первых, в экстремальных условиях, и, во-вторых, в ответственности. Потому что столько экстремальных условий, сколько было в таборе и в горах – не было у меня в жизни. В горах православные меня побили камнями — на самом деле, на полном серьёзе. Я был в обмороке где-то четыре часа, солнышко уже село, весь в кровище. Побили камнями за Евангелие, за гедеоновское Евангелие. А в цыганском таборе, когда я шёл на служение, зима, слякоть, меня один цыган схватил сзади за горло, ножом — раз, и кровь просто фонтаном течёт из подбородка. Он говорит: «Я сейчас тебя зарежу, потому что моя жена начала ходить на твои собрания, и я вместо мяса должен кушать макароны. Что ты скажешь?».

Раввин Борис Грисенко: Смотрите, я рассматривал два эпизода из своей жизни, где, в одном случае, действительно небожья воля была, чтобы я начал такое, как бы, отчасти пасторское служение. Но из-за того, что я подчинился пастору в этом, Бог меня сильнейшим образом лично благословил. Хотя служение, в конечном счёте, закрылось. Во втором случае, я был против, я не хотел, но оказалось, что это — совершенная воля Божья. Из-за того что я подчинился пастору и встал на это место, те четыре месяца продолжаются уже 16 с лишним лет. Видите, это две разных ситуации, но, как ни странно, в обоих случаях получилось, что я поступил правильно, подчинившись решению пастора.

Подготовительные этапы к служению пастора

Пастор Давид Чеботарев: Я с вами на 100% согласен: время подготовки – очень важное время. Мы не знаем, как долго это время может продолжаться, это время может быть очень тяжёлым, невыносимым, но оно – время подготовки. Иногда мы в этом времени думаем: «Сколько можно? Зачем мне это нужно?!». Но это — время подготовки, и Бог видит дальше, чем мы, Бог знает больше.

Ещё один момент скажу: то, куда Бог вас ставит, или то, под кого тебя Бог ставит, или рядом с кем ставит – Бог тоже это знает. Бог так всё хорошо знает, дорогие братья и сёстры, служители! Бог всё очень хорошо знает, поэтому это то, что «да» и «аминь», могу подтвердить.

Мой отец – служитель, мы служили рядом с ним, мы делали всё, что нужно в нашей церкви, и было время, когда наша церковь собиралась по домам. Это было время, когда церковь собиралась месяц – в одной семье, месяц – в другой семье. И пришёл момент, когда отец говорит: «Ну, братья, кто возьмёт церковь?». Знаете, было братское собрание, и в ответ — тишина, просто тишина. Отец спрашивает: «Ну, братья, кто возьмёт собрание? (то есть, кто возьмёт в свой дом?)». И никакого ответа. Тогда отец встал тихо, очень расстроенный, приходит домой и говорит: «Представляете! Никто не хочет взять церковь Божью в свой дом!».

Тогда на следующее утро он взял гвоздь и прямо на стене, по побелке начертил арку и говорит: «Я сейчас просверлю вам отверстие». Он просверлил отверстие, дал нам колючую проволоку, и мы с двух сторон (потому что стена была из глины) вырезали эту арку в стене, отец сделал какое-то устройство, чтобы эта арка держалась, и в нашем доме стала собираться церковь. Он этой аркой прорубил ворота, прорезал и сделал ворота на улицу, и в нашем доме была церковь года три. И вот, в этой церкви мы должны были всё делать: мыть полы, чистить коврики, у нас было всё в доме: и посуда для того чтобы омывать ноги, и всё для причастия, и полотенца и так далее. То есть, мы,  дети, вся наша семья всё это выполняли. Это время тоже было серьёзной подготовкой к служению, когда мы рядом с отцом помогали, всё это видели, видели тяжесть служения, ездили с отцом по сёлам, служили.

Другим большим подготовительным этапом для меня было, когда я служил вместе с пастором Риком Реннером, с 1991-го года. Мы основывали церковь в Риге «Благая Весть», сейчас её возглавляет мой старший брат, пастор Андрей. Я был какое-то время в Москве, и вместе с пастором Риком поднимали церковь, которая сейчас в Киеве.

Я скажу, что это действительно славное время, когда можно было видеть, смотреть, учиться, наблюдать. Конечно же, это нелёгкое время, но оно очень-очень хорошее время, и это бесценный опыт, друзья. На протяжении всего времени, и с отцом, когда мы ему помогали, потому что отец ставил нас в самые горячие точки, и там, где никто не делал, мы должны были делать. И мы говорили: «Отец! Почему мы? Ну, что других нет среди молодежи? Почему именно мы?!». А он говорил: «Дети! Мы служим Господу!».

Было очень много моментов, когда ты работаешь, и тяжесть работы — огромная, и ты думаешь: «Ну, всё! Я сдаюсь! Я уже не могу!». Работая с пастором Риком (это человек, который постоянно идёт вперёд, он не останавливается ни перед каким препятствием), я тоже должен был быть вместе с ним наравне. Это такие моменты, когда ты думаешь: «Всё! Это нереально и невозможно!». Но это — время подготовки, которое Бог предусмотрел. И знаете, это всё — на руку, на пользу. Ты знаешь все моменты, потому что ты это делал, ты это видел, ты это слышал.

Поэтому, знайте, что Бог говорит, но, в основном, Бог говорит через людей, которых поставил над тобой. Мы так хотим услышать голос, чтобы треснула молния, чтобы гром явился. Но Бог говорит в нашу жизнь и учит нас через людей, которых Он ставит над нами. Зная это, для меня сейчас ответственность – как служить с командой, которая с тобой работает. Поэтому также это учитывайте, чтобы мы всегда это имели в виду, так как вы являетесь подготовительным полигоном для подготовки кого-то, для других служителей.

Ситуации, когда пастор не призван быть пастором

Раввин Борис Грисенко: Почему я рассказал в начале первый эпизод? Потому что, даже если вы не призваны быть пастором, возможно для вас есть этап, на котором вы призваны нести пасторское служение. Если так получилось, что вам доверено это пасторское служение, даже если, в принципе, это не главное призвание вашей жизни, я думаю, что это можно делать в доверии Богу, в простой вере, что Бог обеспечит вас всем необходимым для этого и желательно поменьше роптать.

В этой ситуации второй вопрос. Условия такие: вы не призваны, пасторское призвание не является вашим, скажем, основным призванием точно. Тем ни менее, второе условие: на данном этапе всё-таки вам нужно быть пастором. Это такие условия. Как узнать, когда этот этап заканчивается? Интересно, правда? Это очень интересно, друзья! Очень практический вопрос. Но опять-таки, я повторяю условия: вы не призваны быть пастором, но тем ни менее на данном этапе вам нужно нести пасторское служение. Вопрос: когда этот этап заканчивается? Как это понять? Кто-то может мне помочь?

Пастор Давид Чеботарев: Я не знаю, есть ли тут такие пастора, которые уже заранее знали, что они будут пасторами. Если есть, можно руку поднять – которые хотели быть пасторами и стали пасторами? Есть небольшое количество, да? В основном, здесь те люди, которые не хотели стать пасторами. Я тоже молился о том, чтобы Бог прислал нам пастора в церковь. Мы сейчас с братом сидели, и он сказал такую фразу: «Иисус тоже не хотел идти на Крест».

Это как раз то время, когда нужно просто осознать, что «всё, Господь, я выдохся!» Тогда Бог пришлёт кита и выведет, я так думаю, из того неправильного положения, в котором мы идём. А если же мы идём в правильном положении, но пришло время, как бы, потерпеть ещё немножко Крест, тогда это выльется в новое, значит, станете епископом тогда.

Раввин Борис Грисенко: Уау! А как же быть с епископом, который не хочет быть епископом? Это кем ему придётся быть?

Пастор Александр Эпп: Ну, надо же поскромничать, как положено пастору. Я хочу сказать, что одна из проблем у нас, людей (я это вижу в себе, я это вижу в других, в других всегда, конечно, лучше), как пастор Борис говорил, в том, как мы себе представляем пасторство? Очень многие из тех пасторов, которых я знаю, встречаюсь с ними, несут это служение годами. 30-40 человек, как было, так и есть, ничего не меняется 10 лет церкви – 30 человек, 40, 50, потом опять 20, потом опять… И так всю жизнь.

Проблема в том, что человек никак не может честно задать себе вопрос: «А зачем я это делаю?» и «Нравится мне это делать, люблю я это делать?» или «Это действительно моё дело?»

Как правило, большинству людей в этот момент не хочется разбираться в этом, не хочется себе задавать вопросы, не хочется подойти к авторитетному человеку и сказать: «Слушай! Проанализируй моё служение!».

У нас недавно была такая ситуация. Была в одном городе церковь, ей лет, наверное, шесть. Как-то они связались со мной, попросили встретиться, я им говорю: «Ну, приедьте, поговорим». Они приехали, поговорили. Я послал свою жену туда и говорю: «А ну, съезди, проверь, что там за такая церковь, что они говорят: «Дайте нам пастора, нам нужен пастор! Уже шесть лет мы тут мучаемся, всё делаем…»?

Моя жена приехала, посмотрела, сделала заключение, а заключение было такое: народ распустить по церквам и не мучить Царство Божье.

Почему я это рассказываю? Интересно, что те люди, которые вели шесть лет это служение (их там было 20-30 человек) – способные люди. Но ещё рано им было это делать, или пока ещё не время было… Проблема была в том, что за ними стоял епископ, который все шесть лет им говорил: «Надо. Давайте. Делайте». Их это так обольщало, им, с одной стороны, так это нравилось, а с другой стороны — это так их мучило. И когда они сейчас послушали всё-таки нас, конечно, у них проблемы с епископом пошли, потому что мы влезли, как бы, не туда, куда надо. Но мы нейтрально просто дали анализ и ушли в сторону. И сейчас они оставляют это служение и говорят: «Наконец-то мы начали дышать! Свобода пришла! Жизнь пришла! Мы может что-то…».

Я думаю, если мы будем честными к себе…

Ещё один пример короткий. Когда-то мы с одним братом были в немецкой церкви, потом началась русская церковь. Он там проповедовал, что-то делал, я, как бы, тоже что-то такое делал. А потом говорю: «Слушай! Эта церковь, которая начинается, не перспективная. Давай пойдём в нормальную библейскую школу, пойдём в серьёзную церковь, будем там служить».

Я его так уговаривал, наверное, полгода. И потом однажды он мне посмотрел в глаза и в первый раз, наверное, честно сказал, что у него на сердце. Он сказал: «Саша, ты знаешь, когда я выхожу, беру микрофон и начинаю проповедовать, меня так Дух Святой наполняет. Это мне так нравится! Это так приятно!».

Я пошёл таким путем —  пошёл в библейскую школу, пошёл в немецкую церковь, шесть лет вообще не проповедовал, мне даже не разрешали что-то сказать – боялись всегда. А он стал проповедовать, он проповедует до сих пор. Наконец-то в этом году он получил титул пастора, но в церкви до сих пор, за прошедшие 15 лет – 50-60 человек. Понимаете, да?

Раввин Борис Грисенко: О! Вот это я хотел услышать, чтобы кто-то ещё и эту сторону затронул. Большое спасибо, пастор Александр. Это очень важно!

А что действительно делать, если ты не призван быть пастором, и уже тебе, скажем, какое-то время пора перестать быть пастором? Вот это вопрос ещё один, ещё одна сторона.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

три × 1 =