Главная / Практический опыт / О понимании важности еврейской составляющей в Теле Мессии (часть 1)

О понимании важности еврейской составляющей в Теле Мессии (часть 1)

Мессианский фестиваль в Москве

Раввин Борис Грисенко: Я вспоминаю второй мессианский фестиваль в городе Москве. По-моему, это был 1995-й год. В Киеве уже несколько месяцев функционировала наша община, и меня позвали туда помогать. Фестиваль был в спорткомплексе «Лужники». К этому крытому стадиону от метро вели от метро две дороги: одна дорога —  одного выхода из метро, другая – от другого. На одной из дорог стоял пикет хабадников, они останавливали прохожих и спрашивали: «У вас мама еврейка?», «Мама еврейка?». Если кто-то говорил: «Мама еврейка», тут же «этот боевой отряд» окружал человека и начинал объяснять, что с ним сделают на фестивале – там крестят и лишают еврейства. У меня мама — украинка, но я сказал, что я еврей, потому что мне было интересно с ними пообщаться. К тому же, в частности, у меня было задание: общаться с этими людьми и по возможности их «нейтрализовывать». Поэтому я, так сказать, весь «этот отряд» с удовольствием на себя «перетянул», и они мне стали объяснять, что если я попаду туда, то меня очень быстро «христианизируют», в этот же день крестят и лишат еврейства.

Я спросил: «А где они там будут меня крестить?». А там возле стадиона была небольшая православная церковь, золотые купола издали были видны (кажется, там до сих пор есть эта церковь).

Они сказали: «Вы что, не видите?!» – Я говорю: «Где-где?».

Они говорят: «Вот купола, туда вас завлекут, приведут и там крестят». Это то, что конкретно мне говорили представители московского хабада. Я пошёл туда, погулял, сходил в церковь, всë там проверил: «А вдруг, – думаю, – мало ли?!». Знаете, они такие убедительные были… Потом я вернулся и устроил этой «банде хабадской» скандал (за то, что неправду говорили).

Потом я пошёл на другую дорогу, на которой стоял православный пикет.  Как мне показалось, это были простые, искренние православные люди — выражения лиц такие истовые… и глаза другие…Хабадники выглядели одержимыми, что ли… Ясно было, что это — лицемеры, что они «гонят»… А на другой дороге все выглядели очень искренними. Они держали плакаты, на которых внизу был православный крест, а над ним было написано: «Православные! Не ходите на этот шабаш евреев (вот, не помню, по-моему, кроме евреев были названы ещë и массоны), ибо там вас объевреят и погубят вашу русскую православную душу».

Я переходил от одной дороги к другой…То есть, получалось, что на одном и том же мероприятии евреев – лишают еврейства и крестят в православной церкви, а у русских – губят их православную душу и страшно брутально объевреивают (там, по-моему, ничего про обрезание не было написано, если мне не изменяет память, но это, как бы, подразумевалось).

К чему я это говорю? Я просто хочу вас предупредить, что вы — не на обычном пасторском ретрите. Здесь, вроде бы, невинные танцы, ничего такого… Но если вы сделаете несколько кругов в этих хороводах, с вами что-то может начать происходить…

Друзья! Будьте бдительны! Вооружитесь защитой! Потому что, кто его знает? Приехали нормальными христианами, а уедете неизвестно кем. Говорят: «Духовное обрезание, духовное обрезание…», а потом вы приезжаете в свою церковь, пастор смотрит, а вы – «колобок» со всех сторон, представляете? Это ужас! Извините, пожалуйста, за «лирическое отступление».

На самом деле я очень хотел попросить, сразу говорю — моих друзей, двух пастырей и епископов – пастора Александра из Житомира и пастора Олега из Николаева поделиться тем, как их коснулась эта еврейская тематика. И как при этом им удалось не лишиться своей украинской (и русской) христианской души, не погубить еë, не запутаться в сетях еврейско-сионистском спруте и так далее, и так далее. И как это отразилось, может быть, на их служении — церковном и межцерковном.

Александр Дехтяренко – епископ Житомирского Центра объединения Христианских евангельских церквей Украины, пастор Житомирской церкви «Иисуса Христа». Я — не еврей. Но почему для меня этот вопрос важен, и, может быть, он важен для вас? — Потому что здесь есть пастора не мессианских общин. И действительно, «как себя вести и вообще…?». У вас этот вопрос будет возникать —  будете ли желать в него глубоко проникнуть или нет, он будет возникать. Поэтому моë свидетельство, возможно, вам поможет. Попробую рассказать о моем «искании» ответа на этот «еврейский» вопрос.

Я уже 20 лет пастор харизматической церкви здесь, в Житомире, а также епископ. В 90-х годах, когда я начинал церковь, мы мало что об этом знали, да и мало интересовались. Верил ли я в теорию замещения? — Был, как все. Евреев мы не видели в Писании. Просто, когда благословение, то мы видели нас, всех, а вот, когда проклятие – то, как говорил пастор Борис, — евреев.

Встреча с Роном Кантором стала ключевой в отношении к евреям

Так я всë видел до определëнного периода — пока не приехал Рон Кантор (я не помню, но, по-моему, в 1996-97-м годах это было в первый раз). Тогда собралось человек 70 пастырей из разных районов Украины. Я вообще тогда впервые услышал об антисемитизме на уровне церкви, и в первый раз услышал, что нужно каяться. И тогда 70 человек, может даже больше, мы действительно каялись и просили прощения за то, что происходило. Насколько осознанно это было? — Я верю, что это было осознанно. Шло время, но этот вопрос (еврейский) всë равно как-то был немножко в стороне.

В 1999-м году я познакомился с пастором Борисом Грисенко. Мы ехали вместе с ним на конференцию Ульфа Экмана. Для меня это запомнилось, потому что я был рад пригласить его туда, а ещë было хорошо, что мы с ним общались две недели.

Я уже эту историю как-то рассказывал. Это было моë просвещение, как бы. Я думал, что я его (Бориса Сауловича) люблю, люблю евреев… Мы общались, он меня слушал, а потом, в конце концов, сказал: «Все твои вот эти вещи, которые ты говоришь, они — антисемитские». Я тогда разозлился на него: почему он молчал всë это время? А я, получается, заискивал, подыгрывал и так далее, потому что угождал еврею? Я тогда подумал: «Ну, еврей, ну, всë равно же хороший человек! И вообще евреи – хорошие люди. Тем более, что в Библии написано так много о евреях» (я уже к тому времени кое-что знал об апостолах и обо всех других…

Но самое интересное, что в результате этого общения изменилось мое представление о евреях. Я думал, что евреи — такие, какими я их видел в быту. А первый урок, который Борис Саулович мне преподал, был в следующем, он сказал: «Где ты видел сопливых евреев? Где ты видел грязных? Посмотри в Библии, они даже убирали лопатками после себя…»

Для меня это было очень сильное откровение. Оно вроде, как бы и смешное с одной стороны, потому что действительно над этим можно посмеяться, но мы многие воспринимаем евреев где-то на бытовом уровне, вот таких, какими мы их видели. А если на библейском уровне посмотреть, то нам странно: «Как это так? Они – самый чистоплотный народ, самый честный народ, самый жертвенный народ» и так далее. И настолько там (в Библии) много всего хорошего об этом народе, что никакой народ даже сравнить с ним нельзя… Мои откровения последнего времени — уже совсем другие, чем те, которые были на протяжении предыдущих лет.

Вопрос: «Надо ли каяться в антисемитизме?». За всë то время, которое прошло, я обнаруживал в своëм сердце какие-то проявления, но я даже не знал, не понимал, что это (антисемитизм) у меня есть. Мы можем говорить: «Мы каемся в гордости». Но вся ли гордость ушла из Вашей плоти? — Конечно, нет! Наша плоть остаëтся той же, по мере времени нашего духовного возрастания, когда нам Бог указывает, мы нашу гордость обрезаем. Но всю ли мы ее уничтожили? — Думаю, что не всю. Так и этот вопрос покаяния в антисемитизме, он всегда свеж, и Бог периодически мне о нем напоминает то там, то там, то там… 

Видение о еврейском народе

Расскажу об одном случае, который произошëл два года назад. Это было, по-моему, во время каких-то выборов, уже не помню, каких (уже после моей болезни). Я был на конференции пастырей. Мы молились за что-то, и вдруг Дух Божий побудил меня говорить о еврейском вопросе. А перед этим мы как раз говорили с епископами о нем (кстати, этот вопрос, всегда, везде очень злободневный, очень!). И что интересно — очень часто он вызывает неодобрение. Я искренне с вами говорю, у меня много друзей и знакомых пастырей разных уровней и епископов, но где этот вопрос ни копни, везде возникает какое-то напряжение.  Я не пропагандирую еврейский вопрос, как еврей, или как мессианский еврей, я просто говорю, как христианин, который уверен, что откровение об Израиле, о евреях должно принадлежать всей церкви. Не только евреям или мессианской общине, а вообще церкви! Я за это, как говорится, ратую, за это воюю, с этой позиции проповедую. Я об этом проповедовал только где-то в четырëх церквях, и во всех четырëх мне надо было искреннее молиться и очень сильно просить Бога действовать — потому что Бог побуждал меня проповедовать, а пастора эти, хоть и мои друзья, но тем ни менее, этот вопрос для них очень сложный.

Церковь открывается для проповеди о евреях…

Совсем недавно в одном городе я искренне молился: «Господи! Зачем Ты мне говоришь, чтобы я проповедовал о евреях?». У себя дома — легко, в наших церквях – легко, потому что у нас это открыто, слава Богу. На Житомирщине — легко. А в этом городе, в который я поехал: «Боже..!» Недавно, когда я разговаривал на эту тему два часа — это был конфликтный разговор с пасторами, на мою сторону никто не встал, хотя некоторые, образно выражаясь, вроде бы поддерживают, так сказать, это направление. Но один я оказался! Побоялись эти некоторые, вроде бы поддерживающие, противостоять большинству, среди которого был тот пастор, у которого я должен был проповедовать. На следующее утро после этого трудного разговора с пасторами я должен проповедовать, а накануне, вечером Господь мне ясно говорит, чтобы я говорил о евреях. Я говорю: «Господи! Ну, ведь он же был противник! Ведь он же! Ты представляешь, что это будет? Господи, я не могу!».

Я спросил жену мою: «Ира, как ты думаешь, надо?».

Она сказала: «Конечно да, надо. А как же так?! Им надо знать!».

Я думаю: «Хорошо! Я буду говорить, буду получать шишки…».

Короче, боролся я, боролся, а утром, в день служения мы с пастором, у которого я должен был проповедовать, встретились в ресторане (я его пригласил в ресторан, думаю: «Давай, задобрю его…»). Не он меня пригласил, а я его, хотя я приехал в город в гости. Пригласил я его в хороший такой ресторан, нам обоим он понравился. Пока готовили кушать — надо бы общаться. Я думаю: «Боже! С чего начать? Как начать? Как сказать, что «мне Бог открыл проповедовать у тебя о евреях», когда он буквально некоторое время назад…».

Он разговор первым начал: «Ты знаешь, я еду в Германию… мне там устроили отдых и всë там бесплатно». – Я говорю: «Как это бесплатно? Кто это так помог?».

«Ты представляешь, две или три недели назад мне позвонили одни братья и говорят: «Нельзя ли у вас переночевать? Мы проездом…». И знаешь, откуда они были?» – Я говорю: «Откуда?» «Из миссии «Эвен-эзер».

Я говорю: «И что?». – Он говорит: «Я пригласил их!».

И через две недели они позвонили ему и говорят: «Мы приглашаем тебя в Германию, оплачиваем тебе проезд и всë остальное». Для меня это было знамение! Я говорю: «Андрей, знаешь о чëм я хочу проповедовать?». – Он говорит: «О чëм?».

«Я буду проповедовать о евреях!». – Вначале зависло молчание, а потом он говорит: «Ну, ладно, давай!». Бог подготовил даже таких, которые очень строги и очень были непримиримы. Извините, я немножко перескочил.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

тринадцать − 3 =