Главная / Практический опыт / О понимании важности еврейской составляющей в Теле Мессии (часть 2)

О понимании важности еврейской составляющей в Теле Мессии (часть 2)

Видение об Израиле на межцерковной молитве

Итак, о служении, на которое меня пригласили. На этой молитве (на объединении харизматических церквей) были епископы, я про себя говорю: «Боже! Я помолюсь, я хочу благословить евреев, тем более, что я всегда молился о еврейском народе, благословлял Израиль».

Я встал и попросил: «Братья, я хочу молиться». Начал я молиться (а молюсь я с открытыми глазами, потому что закрыть не могу пока из-за того что вестибулярный аппарат повреждëн) и вдруг во время молитвы — увидел видение. Вообще-то, видение с открытыми глазами — не так-то просто увидеть, обычно я закрывал глаза и мог увидеть, а тут с открытыми глазами – и вижу видение!

Я увидел – знакомые лица, как бы барельефы трëх личностей (в советское время их портреты везде висели). И ассоциация у меня вначале возникла: понятно, что их три — Карл Маркс, Фридрих Энгельс и Ленин. Но по мере того, как я молился (это я так долго рассказываю, а было все очень быстро) я увидел, что это — не они, а Авраам, Исаак, Иаков. Я это понимал ясно. Вообще, честно говоря, это впервые у меня было видение о людях. Я видел ангелов, видел Господа, а вот, чтобы людей видеть – я не видел. А тут я вижу и понимаю, что это — Авраам, Исаак, Иаков. Более того, они живые. Они так стояли, как живые. А за ними я увидел других людей и понял, что это — евреи. Не знаю как, но я понимал, что там были апостолы, пророки, я видел Господа. А дальше было много-много людей. И всё это видение длилось очень короткое время.

Два вопроса патриархов…

Вдруг я услышал один за другим два вопроса. Первый — «О чëм спор?». И второй вопрос: «А о ком бы мы попросили тебя молиться?». Когда эти вопросы прозвучали, я понял, что это может быть только Господь. Я знаю, как Он говорит (во всяком случае, из моего, опять-таки, духовного опыта). Я сразу понял, что это Господь меня затронул. Я не помню, плакал я или нет, потому что у меня часто такие переживания сопровождаются тем, что я плачу. Это так сильно тронуло моë сердце! Я понимал, что это Он меня спрашивает. И когда Бог задаëт вопрос, сразу же Он и отвечает.

«О ком бы мы попросили?…». И я вдруг вспоминаю Евреям Послание, 12 глава – «церковь первенцев». Простите, братья, если я нарушаю Вашу теологию, может это видение не соответствует Вашему пониманию, но я так услышал объяснение, что «Вот это — церковь первенцев». Я вдруг понял, что это – первенцы Иерусалимской Церкви, те люди, которые первыми пошли на небо. Почему они там оказались? — Потому что Бог их взял. Это были все евреи, их было много…

А в это время, когда проходила молитва, были выборы. И мы на многих молитвах молились за выборы – чтобы Бог дал для нашего народа самых лучших людей. И вдруг этот вопрос: «За кого бы мы попросили молиться?». А потом я осознал и суть другого вопроса: «А о чём спор? Почему спор – надо ли молиться о евреях?».

Еврейский вопрос – один из самых спорных в церкви

Я вдруг словил себя на том, что в церкви всегда был спор о том, надо ли молиться за евреев. Всегда спорили! И когда я только поднимал этот вопрос, обычно всегда был конфликт. И, знаете, не то, что там спор возникал о том, надо ли за них молиться, а как бы даже говорить о них (евреях) было уже не очень хорошо. И этот вопрос: «О чём спор?». А на этой молитве, на этом служении присутствовали, наверное, человек сто пастырей и служителей. И Дух Божий, как бы, обращается: «О чём спор? О чем спорите – стоит ли молиться или нет?»

Всё это происходило очень быстро, буквально в считанные секунды. Я вдруг подумал: а сколько евреев вообще в мире находится? И вдруг цифра всплывает – 15 миллионов. А христиан? Я так понимал — где-то миллиард (христиан разных конфессий). И среди этого: «О чём спор?».  

Я вдруг подумал: что такое 15 миллионов и что такое миллиард? Это церковь — православная, католическая, протестантская, другие конфессии. И все они спорят – молиться за евреев или нет? Надо ли это или нет? Вот такой был вопрос. Я не знаю, по-моему, я искренне перед Богом сказал: «Господь! Действительно, о чём мы спорим?» 

Второй смысл видения о еврейском народе

Я понимаю ещё одно в этом видении, на что именно Бог обращает внимание. Эти трое, которых я увидел (не помню, кто именно из этих троих) говорят мне: «Но ведь мы за вас всегда молились!». И я ловлю себя на том, что вспоминаю: в молитвах Давида, в храмовом богослужении было обязательным произносить молитвы за язычников, всегда молились за язычников. И я понимаю, что молились они — не один год, и даже не сто, они молились тысячи лет!

Я даже подумал: «А сколько мы молимся вообще-то? Сколько мы молимся за спасение еврейского народа?». Они за пробуждение народа, за спасение язычников молились тысячи лет. Если взять от закона Моисея – это больше двух тысяч лет! Они молились и каждый раз приносили жертвы, и, похоже, что они молились искренне. Они делали это!

Я думаю: «Боже! Они столько лет молились за нас! Они вымаливали язычников!». Меня вымаливали, потому что я — не из евреев. И вот за какие-то короткие, не знаю, пять минут, может быть, шло такое вот мне объяснение. Конечно, Бог меня коснулся, я помню об этом видении. Знаете, после того как-то по-особенному снова пришло пробуждение в моё сердце.

Я опять возвращаюсь к сказанному вначале. Я — не еврей, но я сегодня понимаю: то откровение, которое Бог мне дал, как христианину, как пастору, как епископу, это — евангельское откровение. Я не слышал проповедей многих о еврействе. Когда я проповедую на эту тему, я использую всë, что пастор Борис говорил, и то, что было мне открыто — что евреи позовут: «Се, дом ваш остаëтся пуст», И не вернëтся Он, — Иисус говорит: «Пока вы не позовëте и не скажете: «Гряди, Господи!».

У меня было много пониманий о евреях. Я читал книги по истории, в т.ч. по истории церкви, узнал, что до определенного времени все епископы были евреями…Мне стало интересно: где же они делись, евреи? Что с ними сделали? Куда делись пастора-евреи, епископы-евреи Иерусалимской церкви? То есть, я увидел все эти замещения, и когда начал в этом всём разбираться, то понял, что мне нужно сегодня как пастору отстаивать эту Божью истину о евреях. Не потому что я друг пастора Бориса, не потому что я еврей (я же – не еврей), а потому что я — христианин.

Истина о спасении Израиля должна стать основной в церкви

Я сегодня считаю, что эта истина по своей важности занимает одно из самых первых мест после истины о спасении через Иисуса. Потому что без этой истины — невозможно возвращение Иисуса Христа, без неё — невозможна полнота церкви (я так считаю, что полноты церкви не будет), без этой истины — тысячелетнее царство невозможно. Эта истина является для меня одной из наиважнейших, в конце концов, она мне нужна, чтобы быть полноценным христианином и пастором, она нужна мне лично, моей церкви, моей семье.

В судьбе епископа всегда были евреи…

Важность этой истины я вижу по всей моей жизни. Когда я начал анализировать свою жизнь, то понял, что моя мама, мой отец, мой дед — все они любили и уважали евреев. Может, я сейчас преувеличиваю, но я считаю, что даже моё спасение и покаяние связано с этим.

Когда я служил в армии, был один еврей, я всегда был возле него и защищал его. Все издевались над ним. Я был старшим сержантом и всё время его защищал. Мне он нужен был? Но я его защищал (потому что меня тоже по жизни везде «вставляли»… ).

Моя жена жила среди евреев. Три квартиры из 12-ти – были «не еврейские», все остальные – с евреями. Она выросла среди евреев, они жили среди евреев — везде были евреи. Её воспитывала бабушка-еврейка (чужая бабушка).

Я думаю: «Почему, Господи, везде нас окружали евреи?»

Мама моя — единственная во всём классе (посёлок был еврейский) была украинка, все остальные были евреями. Я посмотрел – везде по моей жизни, ну, куда ни глянь, были евреи! Вы слышите?! Я специально это говорю: я не еврей. Но когда ради любопытства (мне стало интересно) я стал анализировать свою жизнь, я кое-что понял: Бог сказал, что «если вы благословляете евреев…».

Мой дед был председателем колхоза и долгие годы был на руководящей позиции. Он всё время работал с евреями. Бухгалтер у него был еврей, сосед еврей жил рядом до самой смерти. Дед и хоронил этого соседа-еврея (он был одиноким, во время Войны убили всех его родных). Везде были евреи!

Моя тёща работала с евреями, её окружали евреи, соседи – евреи, друзья – евреи. Моя жена — благословенная жена, я вижу на ней благословение. И так далее…

Я думаю: «Так почему я не должен был стать христианином? Почему не должен меня Христос спасти?!». Извините, возможно, кому-то это покажется преувеличением, но я лично хочу так верить, понимаете? Не случайно много евреев было на моем жизненном пути! Более того, мои родные их благословляли. Ни одного человека я не нашёл, чтобы кто-то из нашей семьи ненавидел евреев. Не нашёл я! Мама моя всегда любила, уважала, защищала их, всë время говорила о них только хорошо.

В Киеве, в 1971-м году евреев вышли бить возле завода «Арсенал». Я помню, как еврея-адвоката сильно побили, моя мама его пожалела при мне (я тогда был совсем пацаном): «Ой, как жалко!». При папе так говорила…

И я понимал: «Мама моя его жалеет, это значит, что она его уважает и любит». А он — маленький такой, лопоухий, шляпа на затылке, портфель у него тяжелый, как будто с кирпичами набит, смешной такой, знаете, как Чарли Чаплин, только бы посмяться, но мама уважала…

Поэтому я вам говорю, братья мои, дорогие, как свидетельство именно о том, что вопрос этот (еврейский) серьёзный даже в личной жизни. Вы, пастора, не только за себя несëте ответственность,  пусть Ваши люди послушают вас, и я верю, что они будут благословенны. Я – благословенный пастор! Я могу сказать: «Я – благословенный!». У нас, слава Богу, хорошие церкви. Я это говорю не потому что хочу похвалиться, но я считаю, мы основу правильную имеем. Мои помощники ближайшие, старейшины, одна – еврейка, а другая – очень любит евреев. Понимаете? Между прочим, я обнаружил, что она еврейка – не так давно. Выяснилось, что она родом — из белорусских лесов, а фамилия у неë – Мацагут: «маца» – ну, понятно, «гут» – всë хорошо.

Я говорю: «Лена! Почему ты раньше не признавалась?»

Она говорит: «Ну, как-то так, вы меня не спрашивали, а я не говорила…».

Празднование библейских еврейских праздников в церкви

По милости Божьей огромное количество людей принимают, легко очень принимают евреев, и сегодня нам очень легко говорить о евреях, служить им. Люди ждут. Вот, пастор Борис, наверное, будет у нас в это воскресенье (у нас день рождения — 20 лет церкви). Люди хотят еврейскую музыкау, музыканты – вперëд! Мы празднуем сегодня все библейские праздники. Ну, называют обычно «еврейские», да? А я вообще-то тоже считаю, и в Библии написано: «Господни», а значит они — Господни. Поэтому мы легко, сегодня их празднуем. И у нас нет с этим проблем.

Сегодня мы контактируем со многими. Я остаюсь в харизматической церкви, я – епископ харизматических церквей. Но это (еврейский вопрос) открыло столько дверей, столько благословений во всех сферах! Я — не агитатор тупо за евреев, я – агитатор за истину Божью, за Господа, Который об этом нам всем сказал – и евреям, и неевреям.

Раввин Борис Грисенко. Знаете, когда я слушал пастора Александра то позавидовал, что я не стопроцентный украинец. Потому что, может, в каких-то областях мне было бы легче говорить о евреях. Но, с другой стороны, у меня выгода: я с украинцами могу говорить, как «щирий» украинец, с евреями я могу говорить, как «наглый» еврей.

Кстати, одна из корневый причин, почему я смирился с тем, что меня начали называть по отчеству: «Борис Сауловчич» вот в чем. Одно время со стороны синагоги была попытка пропаганды против нашей Общины. Они распространили в интернете информацию: «…был еврейский мессианский фестиваль, так из всех евреев, которые его проводили, был только один еврей – Джонатан Бернис, а проповедовал там пятидесятнический пастор-украинец Борис Грисенко». Так они написали: «пятидесятнический пастор-украинец».

Тогда я понял, что, наверное, не вредно, чтобы мое отчество мелькало. Потому что я до сих пор не встретил ни оного украинца по имени Саул. Мне рассказывали об украинцах – Авраамов, Моисеев, Иосифов, Давидов, но про украинцев или русских Саулов я не слышал. Я даже вам больше скажу: среди западных христиан, американских христиан, где много Авраамов, Иосифов, Йонатанов, Джонатанов и так далее, – Саулов всë равно нет. Я не могу понять – в чëм дело? — Недавно понял – для того чтобы меня перестали спрашивать, в какой степени я украинец, когда знают моё отчество.

То, о чем говорил пастор Александр, настолько реально и живо! И каждый раз, когда он рассказывает, а я при этом присутствую, он рассказывает какие-то дополнительные новые факты из своей жизни. И сегодня я услышал какие-то новые вещи, хоть вот уже, сколько лет, сколько раз мы общались на эту тему.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

пять + три =