Главная / Ретриты / Ретрит 2018 / Опасность рвения без мудрости /Часть 2/ | Джим Андерсон

Опасность рвения без мудрости /Часть 2/ | Джим Андерсон

Гордость, подрывающая отношения с Богом

Джим Андерсон:

Следующий год был очень трудным. Я использовал свои дары, был в команде тюремного служения, заканчивал библейскую школу и посещал тренинги для молодых служителей. И каждый раз, когда я действовал в дарах, я приковывал к себе внимание. Я использовал свой дар, и люди мне говорили: «Уау, было классно!». Это стало для меня очень важным, со мной что-то начало происходить, и вдруг я осознал, что в моём духе есть что-то, что называется гордость. Уже было не важно, сколько я получал внимания, одобрения и почёта, этого для меня было недостаточно. Что-то захватило моё сердце и поменяло его.

Это похоже на то, если человек хочет повезти своего сына на рыбалку и мечтает о небольшой лодке. Он откладывает деньги и наконец-то покупает свою лодочку и везет сына на рыбалку. Всё отлично до тех пор, пока рядом не проплывает большая лодка. Он смотрит на нее и огорчается. Он говорит: «Теперь я хочу бо̀льшую лодку!». Он снова откладывает деньги и покупает большую лодку (наконец-то покупает!), отправляется на речку… А рядом проплывает большая-пребольшая лодка с вертолётной площадкой, и его большая лодка уже маленькая. И это бесконечный процесс! Как только дух неудовлетворения захватывает сердце, то уже не имеет значения, сколько и чего у тебя есть, — тебе всего недостаточно. Если Вы помощник пастора — Вам хочется быть главным пастором. На конференции Вам дают проповедовать утром или после обеда — а Вы хотите говорить в вечернее время, потому что это самое важное время. И всегда хочется большего. Именно это стало происходить со мной, и я начал думать о себе всё время.

Препятствия, мешающие хождению с Богом

Мне пришлось разбираться с тремя вещами, которые влияли на мою жизнь.

  • Отсутствие благословения отца

Первая — это раны и боль, которые причинил мне отец, а также отсутствие того благословения, которое мне должен был дать отец. Я не понимал, что в моей жизни есть дыра, и я пытался наполнить эту дыру вниманием, одобрением и признанием людей. Мне нужно было одобрение от людей, и не важно, как много его было, мне надо было ещё больше. Я всегда слушал объявления, ждал, когда пастор Шекет будет говорить о молодых лидерах, особенно ожидал, когда назовут моё имя, потому что тогда другие его тоже услышат. И это было важно для меня! А когда моего имени не называли среди других, я злился. Или, когда после евангелизации говорили о тех, кто в ней участвовал, но меня забывали упомянуть… Я был на той евангелизации, я был в той команде, но меня забыли упомянуть! И что-то в моём духе происходило.

  • Нереальные ожидания и разочарование

Второе, что влияло на меня, — это нереалистические ожидания. Я думал, что пастор Шекет будет тем папой, которого у меня так и не было. Есть молодые люди в ваших церквях, которые будут смотреть на вас как на матерей или отцов, которых у них не было. Я не думаю, что это неправильно, потому что есть безотцовское поколение. Нам нужно их любить и помочь им кое-что понять. Я думал, что пастор Шекет будет папой, которого у меня так и не было, и я думал, что он будет использовать всё своё влияние, чтобы помочь моим пророчествам осуществиться. Он действительно любил меня, уделял мне время, я бывал у него дома, и меня обучали, чтобы ездить вместе с ним в миссионерские поездки. Но меня постигло разочарование! Всё происходило не так быстро, как мне хотелось: «Я должен проповедовать, ты должен использовать мои дары!» Я был разочарован, а за разочарованием всегда следует боль.

  • Боль внутренняя и внешняя

Из разочарования вытекает боль, а из боли — злость. Есть злость внутренняя, она может привести к депрессии; и есть внешняя злость, из-за которой возникают вспышки гнева. Ваши отношения с людьми иногда сопровождаются злостью и гневом. Разочарование, боль, злость, горечь и потом ненависть — это произошло со мной! И тот, кого я в конце концов возненавидел, был мой первый пастор. Я злился на пастора Шекета!

Я считал, что всё происходит недостаточно быстро, что пастор Шекет здесь главный и он должен меня использовать. В действительности дело было не в Боге, не в погибающих, не в домашней группе, не в тюремном служении, дело было во мне! Во мне появилось очень много гордости. И гордость привела к таким ужасным качествам, как зависть, злость и ревность, сравнение себя с другими, соперничество, борьба, дух осуждения, критический дух, неуверенность, неблагодарность, недовольство. Всё это выливалось в эмоциях. Сначала я разозлился на пастора Шекета, а потом начал злиться на церковь.

И вот появилось другое служение — молодёжное. Мне сказали: «У тебя есть дары, и мы хотели бы, чтобы ты присоединился к нашему служению, мы тебя обучим!». И я подумал, что наконец-то кто-то уже увидел, кто я на самом деле. Стоп! Разве пастор Шекет меня не использовал? Я был лидером домашней группы, я закончил библейскую школу, я был в лидерском составе молодёжи, меня обучали, чтобы ездить в миссионерские поездки, я проповедовал в собраниях среди недели, ко мне очень хорошо относились, я получал признание и много возможностей! Но этого было недостаточно, потому что что-то поменялось в моём сердце и ничто не могло заполнить образовавшуюся дыру.

Я потерял первую любовь, и служение стало моим самоопределением. И я полностью погрузился в новое молодёжное служение. Я проповедовал в разных лагерях, и Бог использовал меня. Но знаете что? Моё сердце не было удовлетворено, я потерял радость награды, потерял связь с Господом, но мои дары работали! Бог не забирает наши дары, и мы можем служить Богу нашими дарами, а сердце может быть очень далеко. Как я уже говорил раньше, у нас может быть правильное бремя от Господа, правильное призвание, правильные методы, правильный фокус, правильное послание, правильные слова, но дух не тот. И, в конечном счёте, мы будем не правы. Я называю это пророческим уравнением, и это возможно, такое может быть.

А ненависть к пастору не проходила. Но он даже не пытался причинить мне боль. Он старался вести и пасти молодого человека, у которого была сломленная жизнь, боль, причиненная отцом, нереальные ожидания и гордость. Внутренняя злость переросла в депрессию, и я даже ходил к христианскому психологу дважды в неделю в течение полутора лет. На все наши встречи было потрачено около десяти тысячи долларов, а я просто потерял связь с Господом. Все это время я продолжал служить. Я был злой, но служил, и внутри шла борьба. Я пытался достичь этот мир для Христа, но забыл, что сначала мне надо самого себя достичь для Христа.

Я ушёл из церкви, проклял эту церковь и проклял пастора Шекета. Я говорил людям, что он, на самом деле, не знает, как вести церковь. Он двадцать пять лет был пастором, но не знает, как управлять церковью. А я с Господом пять лет, и я это всё понимаю. И в этой церкви, на самом деле, не знают, как достигать молодёжь! Потому что я обучен в евангелизме, в моём новом служении, и я знаю Джонатана Эдвардса, Чарльза Фини и Джона Уэсли, и всех людей пробуждения. Я сам — муж пробуждения! Я многое знал, но мне пришлось пройти самый долгий путь — путь длиною примерно в 30–40 сантиметров от головы к сердцу.

Молодежное служение, куда меня пригласили, устраивало евангелизационные лагеря, и все мои друзья по служению приглашали туда неверующих. И вот я услышал, что один из них везет семьдесят неверующих в этот лагерь! А другой друг — пятьдесят неверующих. А я вёз пятнадцать неверующих. И на ужине нас представляли: «Все, кто из этой школы, встаньте!» А у меня внутри происходило брожение. Я ждал, что сейчас назовут: «Школа Линкольна!», — и мне надо было встать всего лишь с пятнадцатью новыми людьми и кричать: «Это мы!» Мне было очень стыдно, я чувствовал неудачу и поражение, потому что мои друзья привезли семьдесят и пятьдесят человек. И не было ни одной секунды, когда я подумал в своём сердце: «Спасибо, Господи, что мои друзья привозят столько неверующих людей в лагерь, чтобы услышать о Тебе!» Все мои мысли крутились вокруг меня: что люди подумают обо мне? Я чувствовал себя очень неловко, как будто рак съедал меня изнутри.

Я расскажу вам, чем всё закончилось. Я прочту один стих из Библии. Помните, как Иешуа был погружен в воду (крещён), небеса открылись, голубь присутствия сошёл на него и голос с небес сказал: «Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение» (Мар. 1:10). Это было сказано до того, как Он начал Своё служение. Он ещё ничего не сделал, а Бог уже установил Его определение. Он сказал: «Ты Мой Сын, и Я горжусь Тобой!» Всё, точка, остальное не важно. Это должно быть основанием всего, что мы делаем. И это основание и утверждение Давида: «Чаша моя преисполнена» (Пс.22:5). Не «моя чаша наполовину пуста», или: «Моя чаша дырявая», или: «У меня трещина в чаше, и я пытаюсь её наполнить». Нет, он говорил: «Моя чаша преисполнена, и она переливается моей связью с Богом всегда. И всё, что я делаю, – это результат наполненной и переливающейся чаши в моей жизни». Так должно быть в нашем служении.

Я знаю, бывают тяжёлые дни. Но так не должно быть всегда, нам необходимо иметь полную чашу, которая переливается из отношений с Богом. Иешуа принял это, и потом пришли искушения. Дух повёл Его в пустыню и у Него было три встречи с тьмой, и две из трёх были нацелены на Его самоопределение, на то, Кем Он является.

«Если Ты Сын Божий, докажи, прояви Свои дары, используй Свои дары, используй Свою силу, сотвори что-то, чтобы Тебе была слава!»

А Иешуа сказал: «Я так не делаю! Моё определение – это то, что Я Его Сын».

И два из этих трёх искушений начинались с того, что «если Ты Сын Божий, докажи! Не жди Бога, не жди Его времени

Так, как было в моей жизни: «Давай, пастор Шекет! Ты надо мной пророчествовал, я дам год!» Никто мне не говорил заводить будильник, никто мне не говорил, что, может быть, это пророчество начнёт исполняться через двадцать лет. Я хотел сейчас!

Есть одно очень сильное место Писания: «Также и младшие (молодые — здесь и далее прим. спикера), повинуйтесь пастырям; все же (мужчины и женщины старшие), подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать. Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в своё время (в правильное время). Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас»
(1 Пет. 5:5).

Я не жил этим местом! Это был ответ для меня, но я так и не смирил себя. Когда я завидовал своим братьям, которые везли в лагерь семьдесят новых людей, я не пошел к своему пастору и наставнику и не сказал ему, что чувствую зависть и соперничество, что сравниваю себя с другими. Я не выносил это в свет, потому что был обольщён тем, чем обольщаются молодые. Я думал, что, если буду признаваться в том, что во мне есть какая-то борьба, что я борюсь с гордостью, с соперничеством, со сравнением себя, с нетерпением, тогда мой лидер не будет обо мне хорошего мнения и меня не будут поднимать. Поэтому я выбрал всё скрывать. Я выбрал громче молиться и славить Бога. Я никогда не выносил тьму во свет, я создавал видимость, потому что я хотел, чтобы меня поднимали и повышали. Но повышение не приходит с запада или востока, оно приходит от Господа. А Господь — Тот, Который видит втайне, и Он отличает доброе от злого.

Написано: «Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время» (1 Пет. 5:6). Бог не против, чтобы мы получили поддержку, принятие, осознание, утверждение. Он хочет, чтобы у нас всё это было. Он хочет исполнить наши желания намного больше, чем мы хотим их исполнения. И Он хочет вознести нас намного больше, чем мы хотим быть вознесёнными. И Он даёт нам путь, как это можно сделать, — смириться под крепкую руку Божию. Он хочет вознести тебя. Он дал тебе то сокровище, которое в тебе. Он дал тебе дары, и Он хочет использовать тебя больше, чем ты хочешь быть использованным, но в правильное, в своё время. И Он никогда не поставит тебя в такое место, где Его благословения испортят тебя.

Когда мы с сыном, которому на тот момент было три года, приехали домой из магазина, я не дал ему тяжёлый мешок с рисом. Я дал ему большой пакет с картофельными чипсами, который весил триста граммов, и он ответственно нес его и тем помогал папе. Если бы я дал ему пять килограммов риса, это бы его сокрушило и, может быть, в его сердце появилось бы понимание, что он не хочет мне помогать. У Небесного Отца есть правильное время, и когда мы смиряем себя под могущественную руку Божью, Он поднимает нас. Он хочет использовать нас больше, чем мы хотим быть использованными. И Он ждёт как Папа, и Он очень гордится. Он уже гордится, и Он гордился тогда, когда вы впервые Его нашли.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

9 − шесть =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.