Главная / Практический опыт / Системный подход в управлении общиной или церковью /часть 5/ Вилько Ярослава
Системный подход в управлении общиной или церковью часть 5 Вилько Ярослава

Системный подход в управлении общиной или церковью /часть 5/ Вилько Ярослава

Реактивный и проактивный пути развития

Реактивный путь — это «куда возьмут, с того начну».  А проактивный путь – когда мы выбираем сами, куда целимся и к чему можем прийти.

Рассмотрим несколько примеров.

Пример реактивного пути развития миссионерского служения

Одни люди уехали в другую страну, там начали домашнюю группу, с домашней группы началась община. Другие — уехали в новый город, там началась община. Это один из вариантов развития, он тоже может иметь право на жизнь, и это нормально и естественно. Только это не стратегия. Это просто так получилось и, слава Богу, наверное, реализована Божья стратегия для этой общины.

Пример проактивного пути развития миссионерского служения

Но если мы говорим о построении стратегии миссионерского служения, это значит, что те люди, которые за это отвечают, пастор и совет старейшин или какой-то совет, собираются вместе, молятся и определяют: где Господь видит открытие новых общин и церквей, в каком городе, какой стране? Например, есть ли там те люди, которым мы хотим служить. Если мы хотим открыть еврейскую мессианскую общину, мы должны понимать: нужна ли община там, есть ли там евреи?

Мы видим, что эти два пути отличаются друг от друга. В первом случае это происходит реактивно: люди уехали — и началось. А во втором случае это происходит в соответствии со стратегией общины. Рассмотрим несколько примеров. 

Пример реактивного пути развития центров реабилитации

Есть центры, где люди живут годами. Центры растут, строятся новые здания, возрастают лидеры, приходят и спасаются новые люди, растет структура. Начинается мощное служение. В маленьких поселках покупаются дома для адаптации и для семей, в которых люди живут и служат новообращенным. Здесь мы видим стратегию общины — это рост, спасение людей, поднятие служителей. Может так быть, а может быть совсем по-другому.

Например, реабилитация – ровно год, человек через год выходит, и он должен начать служение, реабилитационный центр в другом городе или в другом районе этого города. Это тоже стратегия. Люди выезжают, они развивают эти центры, применяют разные методики. 

Эти два пути развития могут привести к совершенно разным результатам

Во втором случае нужно понимать, что люди ещё не готовы к служению, им нужна поддержка: и финансовая, и пасторская. Это может привести к огромным взлётам и падениям. Готовы ли мы к этому пути? Готовы ли мы к разочарованиям? Готовы ли мы к бурному росту, о котором можно быстро рассказать (выпустилось десять человек – хоп, десять центров где-то открыли: на квартире, в селе – не важно где и как)? Вот эти  элементы определённой стратегии, которые нужно понимать и учитывать, и в этом есть плюсы и минусы.

И как же выбрать правильную стратегию?

Пример «заточки пилы» в ракурсе стратегии

Этот пример приводится в книге Стивена Кови. Два человека пилят тупой пилой бревно.

Прохожий говорит:

– Что же вы пилите  тупой пилой? Ее нужно заточить – тогда вы быстрее распилите это бревно!

Они отвечают:

– Некогда! Нам пилить надо!

Стратегия – это время заточки пилы. Это время, которое должно обязательно выделяться в общине или в семье, также человеком лично! Это время молитвы с советом старейшин, с пастором — определить стратегию развития общины. Это очень важно! Когда мы видим, что в нашей общине есть, мы можем понять и выработать стратегию.

Если создается новая община, сразу закладывается ее стратегия, община формируется в соответствии с ней.

Что делать, если община уже существует и она сложилась, есть определённые люди, служители? Вначале надо создать систему отчетности, проанализировать, кто в общине: взрослые люди, дедушки и бабушки, молодежь или семейные пары. Анализируя состав общины, можно понять, каким образом строить стратегию и её развитие, на чем делать акцент: на домашних группах или на каких-то специальных мероприятиях, направленных на определённые категории людей. Какие для реализации стратегии нужны ресурсы: деньги, новое помещение, обученные люди.

Не понимая того, что есть в общине на сегодняшний день и не выделяя времени на создание стратегии, на выстраивание новых направлений, можно прийти к тому, что всё время что-то делается, люди устают, но, тем не менее, цели не достигаются.

Что важно учитывать при построении стратегии

Первое: развитие людей. Люди – это основное, для чего существует община. И в планах может, конечно, быть построение здания или переезд куда-нибудь. Но это не стратегия, это всего лишь инструмент, который поможет достичь самой главной цели – спасения людей, роста общины и возрастания этих людей в Боге и в служении.

Одна из стратегических целей общины — это развитие людей. На это, в свою очередь, накладывается и построение системы обучения, и семинары, касающиеся каких-то категорий.

Второе: все сегменты общины. Мы должны учитывать стратегии всех людей: и мужчин, и женщин, и детей, и семьи, и служения реабилитации. Всё, что есть в общине, так или иначе должно быть отображено в стратегии.

В нашей общине много разноплановых служений. Община большая. Важно выделить специальное время для того, чтобы всё проанализировать, посмотреть, что во-первых, что во-вторых. Существует много факторов, которые рассеивают внимание. И когда в общине много разноплановых мероприятий, иногда стратегическим будет принятие решения не делать чего-то. Должен быть приоритет: что важно, а что может подождать, чему уделить внимание сейчас, а чему потом. Но, конечно, стратегия общины должна включать абсолютно все, что в общине есть. Если у кого-то есть энтузиазм и это не требует вложений общины — это тоже приемлемо.

Третье: среда. Это место, где находится община. Почему важно, чтобы совет старейшин и пастор занимались стратегией? Невозможно, чтобы для общины кто-то придумал стратегию, пришёл какой-то консультант или советник, была книжка какая-то подходящая. Есть масса хороших христианских книг, но они не могут лечь в основание создания стратегии, они могут натолкнуть на какую-то мысль, помочь что-то проанализировать, увидеть, но они не смогут стать основой нашей стратегии. Потому что в Киеве подходит одна стратегия, в Донецке – другая, в Белоруссии – третья, в России – четвертая. И в каждой стране, в каждой среде обитания есть своя стратегия, которую необходимо учитывать, иначе может быть сбой программы.

Борис Саулович на общении раввинов дочерних общин рассказал о том, что слепое следование чему-то прочтённому может привести к перекосу, полностью разрушить общину. Создание стратегии может разрушить общину изнутри, то есть выбить из привычного уклада жизни.

Пример неправильного построения стратегии в Алеф курсе

Я приведу драматичный и яркий пример ошибки в стратегии, который был 15 лет назад в нашей общине. У нас существовала хорошая система домашних групп. Домашние группы были объединены в регионы, регионы – в колено, и всё отлично работало.

И вот община узнала про служение Алеф курса. Помощником Бориса Сауловича была одна сестра (это был один из виновников кризиса в нашей общине), она приняла решение, что все переводится на Алеф курс. Домашние группы отменяются, и теперь Алеф – это команда. Я вместе со Светозарой занималась Алеф курсом в нашем колене. Эта сестра вызвала меня и сказала, что я буду этим заниматься на уровне всей общины.

Я подумала: «Как я буду заниматься на уровне общины? Моему ребёнку всего два месяца, во-первых, во-вторых, я не мыслю на уровне общины, я мыслю на уровне регионального руководителя в колене». Я до этого вела регион, потом родился ребёнок, я ушла в декрет и стала заниматься Алеф курсом в нашем колене. То есть мое мышление — между лидером домашней группы и региональным.

Первая стратегическая ошибка: взяли неподготовленного человека.

Вторая стратегическая ошибка: мы всё отменяем и переделываем.

К чему это привело? К очень серьёзным последствиям. Есть регион и в нём – домашние группы. Мы отменяем часть этих групп и назначаем людей из них Алеф — командой.

Они не могут стать командой, потому что:

а) часть из них не хочет служить в Алеф курсе;

б) они не понимают, что это такое;

в) они думают: зачем нам вообще это надо? Мы просто ходим на домашнюю группу!

В домашней группе кто-то активный, есть полуактивные, помощник, лидер, ещё есть бабушки, которым вообще ничего подобного не надо, есть те, которым нравится просто приходить, они искренне верующие, но дальше не идут. Это домашняя группа, и на ней все разные. И этих всех людей назначают Алеф – командой.

Такие действия привели к тому, что уже на этом этапе люди начали «исчезать». Регион в сорок человек, которые находятся в пяти домашних группах, должен превратиться в пять Алеф-команд, но он превратился непонятно во что, в какое-то количество людей, еле доходящих до подготовительных собраний. И мы начинаем проводить в течение целого лета подготовку этих людей.

Семинары проводили, готовили их, а людей все меньше и меньше стало приходить. Сначала большой зал был полностью заполнен. Мы с сестрой Светозарой с огромным энтузиазмом, так горячо всё рассказывали, ведь нам это нравилось! Половина людей тоже заразилась нашим энтузиазмом, но,  к сожалению, не все. И мне стало страшно.

Третья стратегическая ошибка. Подготовка к Алеф курсу открылась в начале лета, уже приближается август, и я сказала этой сестре, что если мы немедленно не начнём, то мотивация у людей потеряется. Из них и так половина осталась. Она говорит:

– Хорошо, начнём. Всё, больше ты этим не занимаешься.

И это ещё одна ошибка: я была в курсе происходящего, я знала этих людей, знала, кто ходит, кто не ходит, о чем думает человек.

Она мне говорит:

– Теперь этим будут заниматься коленные руководители, – которых, по сути, до этого отодвинули. Понимаете, какой произошёл перекос.

После декретного отпуска, в августе, я устроилась на работу. И в августе же был пасторский выезд в Евпаторию, куда должны были ехать все коленные руководители. Я встревожилась, что все уедут и некому будет заниматься людьми. Но она сказала мне не тревожиться, выходить на работу, а на Алеф курсе все и так будет работать.

Это привело к тому, что часть групп просто распалась, часть команд как-то смогла стартовать, что-то там получилось. У нас есть Галя Полозова, она покаялась тогда — это наш самый любимый и вкусный плод того периода общины.

Ошибки при построении Алеф курса в прошлый период

Это очень печальный и яркий пример, который показывает, что всё, о чем мы здесь говорили, было нарушено и сделано неправильно.

Не было проанализировано и учтено, что есть в общине, то есть не взята в учет крепкая система домашних групп. В этих домашних группах были люди, которые не хотели становиться служителями Алеф курса. В итоге они ушли.

Человек, которого назначили главным ответственным, не представлял, как быть главным ответственным на таком большом уровне. У него не было ни понимания, ни опыта, и ему не оказали поддержки.

Когда мы каким–то образом дошли до момента, что все были чему-то обучены, получилось, что одних служителей отстранили, а тех, кто нес пасторскую ответственность,  не вовлекли в процесс.

Такой подход к служению привел к серьезным последствиям в моей личной жизни, а также к тому, что многое из уже построенного в общине было разрушено.

Было сильно скомпрометировано Алеф служение в общине. Многие друг на друга были обижены, кто–то чувствовал себя брошенным, кто–то отнесся безответственно. Я годы не могла себя простить за происшедшее, мне казалось, что я – главный виновник этого разрушения. И только спустя годы мы объяснили, что произошло в тот период времени. Эта история – пример того, как стратегически неправильно выбранные цели и в целом ошибочная стратегия привели к очень печальным результатам.

Понадобились годы, чтобы реабилитировать служение Алеф курса. В итоге был сделан пятилетний перерыв. Мы специально пять лет не проводили Алеф курс! Мы хотели, чтобы то поколение, которое вышло из Египта, полностью его забыло! Алеф курсом начали заниматься новые люди. Те, которые пострадали, постепенно обновились  и подключились к новому Алеф курсу. Но это уже был стратегический проект.

Андрей Вдов:

Получилось так, что мы кинули все силы колена на этот Алеф курс. Его посетило, по меньшей мере, 30 человек, почти все евреи. И кроме Гали остались еще люди с этого Алеф курса. В добавок, на том Алеф курсе было много исцелений, может быть, Бог нас просто ободрял? К нам принесли мальчика, и он оттуда вышел своими ногами. Для всех это было суперободрение.

Пример разрушительного действия духа Иезавели

Борис Саулович:

В то тяжёлое для общины время я допустил эту сестру до огромной власти. Зная её, я предупредил:

– Ни в коем случае нельзя расформировывать существующие группы.

Она обещала, что этого делать не будет. А поскольку я её не контролировал, как нужно было, она сделала точно противоположным образом. Но об этом я узнал гораздо позже: она настолько была хитрая и могла переложить ответственность на других! И я как–будто понимал, что она перекладывает ответственность, а всё выглядело вроде бы правильно. И поскольку она создала образ абсолютно незаменимой,  я думал:

– Если сейчас начать расследование и вывести её на чистую воду, её надо снимать. А как без неё?! – Знаете, это уже когда ты пастор в состоянии Ахава, Иезавель тебя водит на поводке, но без неё ты не представляешь, как со всем справиться. И становится понятно, что она что-то вытворяет, что тебе она говорит одно, другим – другое, третьим – третье, но ты начинаешь думать:

– Если я сейчас в это вникну и всё до конца разберу, такое вскроется! Её придётся снимать, а может, не только её. А как я сам с этим справлюсь?

Я сейчас описываю своё «ахавное» состояние. А ей уже было всё равно! На тот момент она уже закусила удила и была уверена, что только она одна знает, как нужно всё и всех строить. Поэтому, конечно, Бог помиловал, какие-то очень ценные плоды остались, но отрицательный эффект был страшный! Вспоминается один разговор с ней. Я ей говорю:

– В этом принимают участие только добровольцы.

– Да, я поняла, да-да, конечно: только добровольцы!

Я настаиваю:

– Пойми, это очень важно! Потому что Алеф – это только если человек проникся!

Она:

– Да-да-да! Только добровольцы! – И добавляет: – Я записала!

Я думаю:

– Ну, всё, хорошо, слава Богу! – И потом через время я спрашивал ее: – А как же такое могло быть?

И она представляла виноватыми всех, кроме себя, подчеркивая, что настаивала на участии только добровольцев. Можете себе представить?

Поэтому, друзья, пастора, будьте внимательны! Дух Иезавели – это не сказка для запугивания маленьких супердуховных раввинчиков. Это на самом деле реальность! Один этот пример можно было бы разбирать в деталях, и получился бы целый семинар.

Ярослава Вилько:

На самом деле, в слове «стратегия» и в самом подходе ничего сложного нет. Главная ошибка заключается в том, что люди этого не делают, все идёт, как идёт. И когда мы внутри этого находимся, мы можем не заметить главного, можем себе не поставить главную цель.

Пример стратегии в борьбе с диабетом

Я приведу небольшой пример. У моего ребёнка диабет, и у него есть контактный глюкометр. Мы каждый день с помощью глюкометра контролируем сахар.

И вот мы купили такой чудо-приборчик – бесконтактный глюкометр. Подключаешь его, и он на айфон онлайн выводит результаты круглые сутки, сколько хочешь, столько и смотри, хоть каждую минуту. И когда мы его подключили, то поняли, что можно вести наблюдение в динамике «постоянно». Я вижу, что каждое утро показатели такие–то. Это говорит о том, что вечером надо так есть или столько-то колоть. Оказалось, что когда ты не находишься внутри процесса, имеешь совершенно другой взгляд .Потому что раньше это происходило так:

– Ты сахар померил?

– Ой, мама, не хочу!

– Ну померяй!

– Да я попозже!

– Ну пожалуйста! – Один раз я записала, другой забыла, и мы всё время в процессе ради процесса, чтобы этот сахар взять, померить, с инсулином совместить. Но когда ты вышел из этого процесса, то можешь понять и построить стратегию. Благодаря этому приобретению мы построили стратегию уменьшения инсулина, потому что мы знаем, что надо есть, что надо делать, как утилизировать лишний сахар. Это тоже стратегия, и вот этот приборчик – это всего лишь инструмент в достижении цели.

И так же в общине. Для того чтобы правильно вести общину, правильно отвечать за то, что нам Господь доверил, очень важно освобождать время для того, чтобы уединиться и уделить внимание стратегии.

Что обсуждается на выездах по подготовке стратегии

Что делается во время таких выездов? Во-первых, готовится вся аналитика. Нужно понять, что происходило в общине, какой сейчас списочный состав, какие виды служения есть, сколько и на что община тратит денег. На таких стратегических выездах мы можем понять: правильно ли мы движемся? Правильно ли мы тратим Божьи деньги (потому что десятины и пожертвования – это Божьи деньги)? Может быть такое, что община поменялась, делает уже что–то совершенно другое, а бюджет поддерживает по-прежнему то, что поддерживал пять лет назад. И мы тратим деньги на то, на что тратили пять лет назад, хотя сейчас есть совсем другие виды служения и ставятся совсем другие цели.

Очень важен совместный пост и совместная молитва, слышание Духа Святого. Понимание нам покажет, какую стратегию выработать, что положить в основу дальнейшего развития общины. Бывает, что есть слово, какая-то цитата, но из-за того, что не выработана стратегия, не учтены все нюансы, о которых мы говорим, все напрасно. Действительно, у руководителей стоит много задач (у пастора и у совета старейшин). Но если не определена стратегия общины, не создана структура, то может случиться так, что благодать, которая даётся Господом, может быть потрачена напрасно, «принята напрасно».

Люди-воронки отнимают время реализации стратегии

Мы все знаем, что есть люди в общине, которые ничего не делают, не занимают какие-то посты, на них не лежити никакая ответственность, но мы на них очень много времени тратим!

Борис Саулович:

Мы многократно обсуждали моменты: на что пастор, старейшины общины тратят основное время; как легко попасть в ловушку определённых людей, которые манипулируют нашей совестью служителя.

Одна из самых распространённых ошибок пастора

Позволить людям-воронкам захватить внимание, время и силы. Можно дать 80-90-процентную гарантию, что в результате всех наших усилий мы останемся с чувством вины, неуверенности, в первую очередь, в том, что нас Бог вообще ведёт, с чувством неловкости и иногда стыда и разочарования. Сколько сил потратили, сколько времени, сколько молились, а этот «возик» и ныне там. Более того, может, этому «возику» стало ещё хуже, и он не преминул об этом нам рассказать:

– Ой, пастор, что-то после нашего последнего общения мне еще тяжелее стало.

А что было? А я ему последние два раза сказал о том, что и его ответственность есть в его освобождении, исцелении или ещё в чём-то. И сразу возникает мысль:

– Он же такой искренний! Да, проблемный, но искренний! Как он плакал в тот раз! А в начале нашего общения как он говорил: «Я просто чувствую, что Бог через Вас меня освобождает! И это случится, и это уже начало происходить!» Он же такой искренний!

А искренний он потому, что он нас так хвалил, это понятно. И так прямо весь аж дрожал, когда нас хвалил, и плакал так искренне. И это же точно он правду говорит, что ему хуже стало. Зачем же я его так ранил?! Такого искреннего прекрасного человека, который всю надежду, нет, не на меня, а на Бога полагает. Он же ещё говорил:

– Ребе, в Вас я вижу Мессию! Не подумайте, Вы не Мессия для меня, но в Ваших глазах я вижу свет Христа!

А я его вот так зарубил, а я ему сказал:

– Ты тоже должен брать ответственность за себя! – Зачем я ему об этом сказал? Он и так об этом знает!

И пошёл новый цикл поедания времени, веры, радости, сил и прочего. А в это время у людей, которые действительно посвященно служат Богу, даже нет времени обратиться к нам за помощью, потому что они видят, как мы изнемогаем под грузом вот этих «возиков».

 «Игра в командира» как пример поведения некоторых верующих

Как-то один парень в моей прошлой жизни говорит мне:

– Хочешь, я научу тебя играть в игру одну?

А я знал, что он был сидевший (весил около 120 кг), поэтому говорю ему:

– Слушай, да мне что-то твои игры не нравятся…

Он говорит:

– Да это хорошая игра. – Это было очень давно, поэтому я согласился на «игру в командира».

Я говорю:

– Так в чём смысл? Что за игра?

Он меня толкнул, я его в ответ ударил локтём. Он говорит:

– То, что ты меня локтём ударил, – это не по правилам!

Я говорю:

– Так ты меня первый толкнул!

Он отвечает:

– А вот это по правилам.

И сколько таких игрунов, сколько таких, которые с нами постоянно играют в игру «Командир, брось меня!»:

– Оставьте меня, пожалуйста! Если я вам мешаю, если вы видите, что я безнадёжен – бросьте меня, бросьте! Оставьте меня! Я понимаю, наверное, я не тот человек, который тут же выполняет все указания, который людей спасает. Я просто обычное Божье дитя, которое многое пережило в жизни! Я понимаю, что я вам не нужен, потому что я невыгодный! Вы можете перестать мной заниматься, вы можете меня бросить! Бросьте меня, пастор!

Вы:

– Ни за что! – Его надо не то, что бросить, его надо забросить вообще. Поэтому то, что мы сейчас обсуждаем, крайне важно, чтобы такие люди не могли сесть нам на голову или повиснуть на шее ни у кого из Божьих служителей.

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

4 × 2 =