Главная / Другие материалы / «Уроки, вынесенные из испытания болезнью» епископ Александр Дехтяренко (часть 3)

«Уроки, вынесенные из испытания болезнью» епископ Александр Дехтяренко (часть 3)

Видение высокой горы в барокамере

   И вот в таком паническом состоянии меня опять «засунули» в ту же «ракету». Я слышал, как жена просила реаниматора: «Ну, пусть хоть десять минут! Ну, хоть десять минут! Ну, хоть десять! Ну, хоть чуть-чуть!». А я думал: «Ну, хотя бы десять минут – я продержусь! Десять – я продержусь!». «Засунули» – всё! Начали наполнять кислородом. И… через несколько секунд я почувствовал, как будто, я вышел из этой трубы. Я, как бы, физически увидел, что я вышел и встал на высокой горе. Я слышал, как ветер дул мне прямо в лицо, звучало пение, музыка. Вначале я подумал, что это — галлюцинация, что, наверное, что-то со мной случилось. Я начал поворачиваться, но глаза я не открывал. И… я, как будто, начал говорить и общаться с Господом. Я  почувствовал, как я расставил руки, и такая радость наполнила моё сердце, как будто я был на третьем небе – такое счастье было! Я не знаю, сколько прошло времени, мне казалось, что всего пару минут. Я приоткрыл глаз и в ужасе вдруг понял, что возле меня — то же самое стекло. Я закрыл глаза и сказал: «Господи, нет! Просто спаси меня!». Это я Ему внутри себя сказал.

   Когда процедура эта закончилась, и меня «вытащили» из барокамеры, я слышал, как все кричали, а врач-реаниматор сказал: «Слава Богу!» (хотя он был неверующий). 45 минут я находился в барокамере, вне времени и пространства, и я понимал, что всё, что там происходило – это было Божье чудо! После этого я был в барокамере 14 раз, и я понимал, что это была Божья рука.

   Моя исповедь перед братом и покаяние (я только позже понял, что это было покаяние), признание своей слабости – это было важно. Я не мог сказать, что я — епископ, и поэтому должен быть исцелён, или, что  я – пастор, и поэтому должен быть исцелен. Просто смирённому Бог даёт благодать. Это был первый урок, который Бог мне преподал, потом ещё было много других уроков.

О непрезентабельности

   Например, был еще такой урок. 40 дней меня возили по разным процедурам на ужасной, неприглядной коляске. Это были 40 дней позора — коляска была очень старая, порванная, нельзя было надуть колёса, и меня возили на ободах, поэтому она ужасно трещала на ходу. Брат, который меня возил, говорил: «Пастор, я же надувал! Я всё – а оно спускается…», а я ему: «Ну, поменяйте, ну, найдите!». Но не меняли – не было. Самое интересное, что, когда мы раздавали гуманитарную помощь, то таких колясок раздали много, а тут — ни одной коляски нормальной не нашлось. Честно скажу: это, как бы, ударило по моему достоинству, потому что я, как человек аккуратный, всегда старался, чтобы всё было хорошо. Мне стыдно было, что меня возят на такой «непрезентабельной» коляске, хотелось «покрасоваться» (ходить не мог, но хоть на коляске нормальной проехать!). Бог придал позору эти мои амбиции. В последний день пребывания в больнице, когда меня выписывали и вывезли на моей «развалюхе», я увидел вдруг новенькую красивую  коляску – ну настоящий Mercedes последней марки! Я попросил брата Игоря: «Игорь, ну прокати меня хоть по отделению на этой красивой коляске!».

  Много было разных историй. Когда меня выписали, я мог передвигаться только под руку с братьями, которые меня держали с двух сторон. Мой «рекорд»: 50 метров я проходил за 30 минут. Из-за своей дотошности я говорил: «Засеките время, за сколько я сейчас пройду?».

 

Духовная практика в больнице

   Кстати, в больнице вот что еще было интересно. Я сам читать не мог, мне братья читали Библию. Однажды ради интереса я решил узнать, сколько же глав за день мне прочитали? Посчитал – 76 глав. Вот такая удивительная практика была в моей жизни. И что интересно? — Я все их воспринимал! Сильно воспринимал! Я удивлялся: столько выслушать и всё воспринять! Это был хлеб! Мне много читали из Ветхого Завета, и я особенно сильно воспринимал то, что читали об Израиле, видел очень много стратегических картин. И это было сверхъестественное восприятие!

О вере и сокрушении

   Я говорю о вере, о сокрушении, которое Бог допускает, чтобы нам быть в смирении, чтобы Он мог давать благодать. Был для меня еще один важный урок. В больнице мне служили братья, а когда меня привезли домой — уже жена и сыновья. Многому мне надо было учиться заново – не только ходить, но и сидеть, и кушать… Жена мне говорила: «Ты должен учиться!». И я смиренно учился…Иногда, правда, еда не туда попадала, но учился… 

Об огорчении и…терпении

   Отчего начало приходить огорчение? Знаете, одно дело – насморк прошел, рука перестала болеть, а тут – немота, да и вообще состояние такое… Представьте себе,  «залежали» вы  руку, пробуете её, а она вроде не твоя, не поддаётся власти твоих мозгов, твоему управлению, то есть это как какая-то тряпка. Иногда я не понимал: «Где же моя рука?». Ночью лежу, пробую тянуть  руку, а не знаю, где она. Вот такие вещи были – плохие, тяжёлые. И следующие месяцы после выписки из больницы – это был урок моего огорчения. Я обижался на себя, пришла обида на семью.

   А еще я всё время был мокрый от пота, постоянно! Из-за того, что то малое, что я хотел сделать, доставляло сильную боль, требовало сильных усилий  и, в конце концов, я не мог этого малого сделать. Я пытался послушать Новый Завет, который мне читали, попросил, чтобы мне дали наушники, которые в ухо вставляются. А вставить их в ухо – оказалось проблемой! Однажды я дошел до такого состояния, был так раздражён, что подумал: «Я всё-таки посчитаю, сколько раз мне нужно, чтобы попасть в ухо?!». Насчитал: в одно ухо — 30 с лишним раз. Я брал наушники, вроде бы засовывал их в ухо, думал, что  попадаю, отпускал и… оказывалось, что — нет. Представьте себе, сколько надо было иметь терпения, да? Потом я начинал вставлять наушник во второе ухо. И когда я, в конце концов, заканчивал эту «процедуру», одно неправильное движение руки – и…наушники выпадали.

   А просить жену: «Возьми это, возьми то, вытри мне нос, возьми, поправь мне то…». Ну, сами понимаете…Она и так, бедная, пережила больше, чем я. Когда больной – ты не всё понимаешь. Потом она рассказывала, как плакала, как переживала, а передо мной она этого не делала. Все эти мои попытки с наушниками, вообще всё моё состояние меня раздражало. Каждый вечер со слезами я говорил: «Боже! У меня нет сил! Мне стыдно даже перед Тобой поднять глаза. Ты знаешь, я завтра буду делать то же самое… Не получается легко, улыбаясь, тридцать раз всё-таки попадать в ухо, или покушать спокойно…». Понимаете? Нет исцеления, и это доставляет огорчение, раздражение. Ты живёшь – не живя, и это – изо дня в день, изо дня в день… Я говорил: «Я завтра буду делать то же!».

   Я не хотел видеть пастырей, служителей – никого! Я закрылся, и целый месяц (или даже больше) я находился в таком состоянии. Я думал: «Какой урок я найду в этом?». Я опять говорил: «Боже! Мне стыдно! Я не могу избавиться, я слаб. А думал, что я герой, что у меня такое терпение… Не то, что я там кем-то называюсь, а цена моя вот такая». Я считал, что я долготерпеливый, думал, что долготерпелив… Вот такой ещё был урок – терпения. 

Жить с тем, чем можешь и имеешь

   А потом я учился жить с тем, что я могу. Просто жить! Скажу, что до сих пор мне приходится шнурки долго завязывать (и многое другое приходится делать долго). По своей натуре я — человек быстрый, и мне было трудно привыкать жить на «такой скорости» —  например, десять минут шнурки завязывать (или, может, быть даже больше). Я до сих пор пуговицы не могу застёгивать, часто через верх свитер одеваю. Пиджак не могу одевать, пробую  — не получается, одеваю через верх. Это моя новая технология. У меня много новых технологий сейчас! Если кому-то надо будет, поделюсь, чтобы ускорить жизнь. Но я — рад и счастлив, потому что понял, что могу жить и быть счастливым!

Все материалы, размещенные на сайте Pretreat.in.ua, являются собственностью сайта.
Информация, размещенная на сайте может свободно использоваться для републикации на других ресурсах с обязательным упоминанием сайта и ссылкой на страницу публикации.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

шесть + 6 =